Форма входа

Поиск

Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 897

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Воскресенье, 24.02.2019, 08:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Главная » 2017 » Ноябрь » 16 » Как зять тёщу любил
11:26
Как зять тёщу любил

В Большой Верейке нашли старинную могильную плиту. Надгробие XIX века чудом спасли от мародёров сельские активисты и корреспонденты «ГР».

О том, что в селе случайно обнаружили надгробие, которому без малого 200 лет, «ГР» сообщила глава Болыиеверейского поселения Любовь Долгих. Узнав новость, мы сразу поспешили на место события.

«ПРИВЕТ» ИЗ XIX ВЕКА

Впрочем, всё по порядку. Вернёмся к началу истории. Так вот, когда Антонина Русских покидала кладбище, то обратила внимание на вытоптанную полянку среди зарослей травы у контейнеров для сбора мусора. Шагнула в бурьян — и удивилась.

— В траве лежала металлическая надгробная плита, которые сейчас не выпускают и не ставят. На ней — отлично сохранившаяся, без труда читаемая, над¬пись: «ЗДЕСЬ ПОГРЕБЕНО ТЪЛО ТЕЩИ МОЕЙ КАПИТАНШИ АННЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ ВОРОНИНОЙ СКОНЧАВШЕЙСЯ 1825 ГОДА ФЕВРАЛЯ 5 ГО ЧИСЛА». Первая мысль — какой заботливый, любящий зять. Вторая — с плитой надо что-то делать, чтобы не украли, — вспоминает Антонина Русских. — О находке я сообщила главе администрации Любови Долгих.

Женщины не смогли поднять тяжеленную (по нашей оценке — до двухсот килограммов) плиту, чтобы перегрузить в автомашину. Волоком, «зарабатывая» синяки на ногах и руках, оттащили её до ближайших могил. Замаскировали сухой травой.

Журналисты приехали на кладбище, где встретились с активистками, и откровенно удивились их умению спрятать находку. Даже в шаге от раритета его не было видно. Вместе подняли плиту и прислонили к ограде соседней могилы. Прочитали надпись. Добрым словом помянули неизвестного зятя, позаботившегося о капитальном, на века, литье. Оценили высокое качество материала, который практически не тронула ржавчина. Предложили свою помощь, чтобы вернуть надгробие на место захоронения капитанши Ворониной. И ещё больше удивились, когда узнали, что памятник — не с этого кладбища(?!)

ЖИВЫЕ И МЁРТВЫЕ

Сельский библиотекарь и по совместительству председатель большеверейского ТОС «Вера» Антонина Русских в один из недавних октябрьских дней пришла на кладбище, чтобы проведать могилу безвременно ушедшего из жизни мужа, а заодно ещё раз оценить объём предстоящих работ. Дело в том, что сельские активисты по ТОСовской программе получили областной грант в сумме 300 тысяч рублей для благоустройства местного кладбища. Ещё 50 тысяч выделила администрация из бюджета поселения. Плюс, кто сколько денег сможет — собрали сами люди. В складчину получилась солидная сумма, которой хватит, чтобы облагородить едва ли не самое посещаемое место в сельской глубинке.

А взяться за наведение порядка в месте последнего приюта односельчан активистов побудили житейские и чрезвычайные обстоятельства. С одной стороны, на кладбище год от года всё больше брошеных могил, за которыми попросту становится некому ухаживать. С другой — стали одолевать кладбищенские мародёры.

— Не так давно ко мне обратился сборщик металлолома с просьбой выдать справку- разрешение на утилизацию металлических оград и памятников, которые родственники усопших, меняя старые надгробия на новые, за ненадобностью выносят по всему периметру захоронений, — рассказала «ГР» глава сельского поселения Любовь Долгих. — Я — отказала, потому что работаю недавно и впервые сталкиваюсь с такой проблемой. Возможно, я и не права. Но почему-то вдруг возникли опасения, что охотники за металлом могут похозяйничать, в том числе, и на самой территории объекта.

ТАК И НЕРАЗГАДАННАЯ ТАИНА

— Все захоронения на новом кладбище—современные. Старинное, откуда, скорее всего, плита, находилось в нынешнем центре села: у разрушенного и построенного храмов, площади, Дома культуры и магазинов, —- рассказали собеседницы. — Это примерно в полутора километрах отсюда.

Пытаться найти родственников капитанши Анны Александровны Ворониной среди нынешних жителей Большой Верейки также оказалось делом бесперспективным. Антонина Русских сообщила, что людей с такой фамилией в селе сейчас нет. Исчезли не только фамилии, но и улицы, малые хутора.

— Посудите сами, — поделилась она.

— Если в 1928 году у нас в Большой Верейке проживали около пяти тысяч чеовек, то сейчас постоянных жителей шестьсот.

Чтобы погрузить металлическую плиту в багажник редакционной «Нивы», нам пришлось остановить проезжавший мимо автомобиль и попросить о помощи находившихся в его салоне мужчин. При этом один из них рассказал, что похожую плиту, но с могилы «какого-то графа Чурикова», нашёл лет 10 назад во дворе дома своей большеверейской тёщи.

— Накануне прошёл сильный ливень. Потоки воды вымыли из земли массивное — точъ в точь, как это, надгробие. Откуда оно взялось. родственники так и не вспомнили. За ненадобностью мы вынесли его за двор. После чего плита таинственным образом исчезла, — вспомнил Владимир Петров.

Мы продолжили своё расследование и узнали, что такие неожиданные находки давно не удивляют многих сельчан.

— При случае обратите внимание на камень у магазина в центре села, — поделился ветеран труда Анатолий Русских, проработавший главой Болыневерейского сельского поселения с 1993 по 2015 год.

— Примерно здесь 80 лет назад и проходила граница двух миров—живых и мёртвых. На природном валуне нет никаких надписей, но зато можно рассмотреть православный крест. Очевидно, что камень — тоже со старого кладбища, находившегося по соседству.

Но что за мистика: почему кладбищенские предметы со старинного кладбища однажды «расползлись» по всему селу?

«МЫ НАШ, МЫ НОВЫЙ МИР ПОСТРОИМ»

По нашей просьбе жительница села Татьяна Колосова расспросила о делах давно минувших дней своего отца Алексея Ефимовича Воронцова. Одного из немногих сельчан, кто «ещё мальчишкой, вместе с отцом, бывал на старом кладбище», о котором нынешнее поколение знает понаслышке.

— Кладбище у церкви, на котором с незапамятных времён, ещё до революции, хоронили и знатных, и простых людей, было закрыто незадолго до начала Великой Отечественной войны. Скорее всего, как вспоминает папа, в период между 1937-м и 1939-м годами. Трудно сказать, кому и почему оно мешало, но именно тогда на могилах возвели МТС (машинно-тракторную станцию), пилораму, другие колхозные объекты. Каменные и мраморные надгробия использовали для фундаментов под постройки.

Более того, власть не возражала, и когда селяне потащили надгробия по дворам — для разных хозяйственных нужд, опять же, на фундаменты, — рассказала Татьяна Колосова. — Старинная каменная Троицкая церковь, построенная в 1807 году, была частично разрушена гитлеровцами во время войны. Ведь через наше село проходила линия фронта.

Глубоко символично, что практически на территории бывшего старого кладбища, сразу после освобождения от гитлеровцев Воронежской области, появилась братская могила № 132, в которой похоронены бойцы и командиры Красной Армии. В бытность Анатолия Русских главой Большеверейского поселения, здесь воздвигли мемориальный комплекс.

И ещё об одном. Когда журналисты «ГР» проводили собственное историческое расследование, то услышали такую легенду-быль, но уже советского периода. По словам сельчан, в 70-е годы местные механизаторы при выполнении земляных работ на территории бывших кладбища и домовладения священника, у развалин церкви, якобы раскопали чайник с золотом, которое поделили между собой. Правда это или вымысел, но — тема отдельного разговора, который мы надеемся продолжить в недалёком будущем.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

После того, как металлическая плита с могилы капитанши Ворониной перекочевала в багажник редакционного автомобиля, глава Болыпеверейского сельского поселения Любовь Долгих и председатель ТОС «Вера» Антонина Русских признались, что у них «словно камень с души свалился». И поделились ближайшими планами по благоустройству территории кладбища.

— Мы планируем установить изгородь по периметру, создать входную группу с воротами, вычистить территорию от мусора и в дальнейшем поддерживать здесь порядок, — рассказала Любовь Долгих. — Нельзя допустить, чтобы кладбище оставалось проходным двором для разного рода подозрительных личностей.

И «личность» действительно не заставила себя долго ждать. За разговором мы не заметили, как в нескольких шагах от нас вдруг появился молодой мужчина в рабочем комбинезоне, который словно что-то искал. Собеседницы безошибочно узнали в нём сборщика металлолома из соседнего села и, представившись, открыто заявили, что в Большой Верейке ему нечем поживиться.

— На той стороне я видел бесхозную оградку, — проявил удивительную осведомлённость посторонний.

— Делать вам здесь нечего, — настаивали Любовь Долгих и Антонина Русских.

Мужчина повернул вспять.

— За плитой приезжал. По селу любая новость мгновенно расходится. Или кто-то навёл. Ведь не само по себе появилось надгробие у мусорных баков, — предположили женщины.

Журналисты «ГР» договорились о передаче надгробной плиты с могилы Анны Александровны Ворониной сотрудникам Воронежской региональной общественной организации военно- патриотический клуб «ПЛАЦДАРМ 36» — для будущего музея «Ольгино».

Нина Богданова

«Голос Рамони» от 15 ноября 2017 года

Просмотров: 130 | Добавил: istram | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2019