Форма входа

Категории раздела

Замок до 1917 года. [5]
Замок в советскую эпоху. [3]
Место замка в новой России. [4]
Легенды о замке. [24]
Хозяева замка и их наследники [40]
Правда об Ольденбургских [7]
Подборка статей Н. В. Ильинского
Род Ольденбургских [11]
Материалы из книги Л.Образцовой "Ольденбургские"

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 890

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Понедельник, 16.07.2018, 21:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » История замка Ольденбургских. » Хозяева замка и их наследники

Была ли Рамонь царским подарком?
По утверждению краеведа Н. В. Ильинского, в 1879 году в Рамони, на высо­ком мысу напротив сахарного завода, в честь перехода этого имения в собственность новых хо­зяев был установлен памятный знак из гранита красного цвета с надписью: «Император Алек­сандр II Е.И.В. принцессе Е. М. Ольденбургской жалует имение Рамонь с сахарным заводом. Бо­марзунд. 1879 г., июня 27 дня» (Рамонь. - Воронеж, 1984. С. 26). Рамонский краевед В. А. Смирно­ва приводит несколько иное содержание надписи, опуская в ней год, и пишет, что она гласила: «Император Александр II Ее Императорскому Высочеству прин­цессе Евгении Максимильяновне Ольденбургской жалует имение Рамонь с сахарным заводом. Го­род Бомарзунд. Июля 27 дня» (Есть Рамонь у России. - Воронеж, 2006. С. 80). Затем она уточняет, что на дарственном памятнике было начертано: «Пожаловано государем императором Алексан­дром II, г. Бомарзунд 1879 года июня 27 дня» (Рамонский дворец принцессы Ольденбургской. - Во­ронеж, 2007. С. 38). Воронежский журналист и краевед В. Л. Елец­ких в ряде своих книг приводит фотографию памятника, схожего с тем, который стоял до недавне­го прошлого в Рамони, и пишет, что надпись на нем была следую­щего содержания: «Пожаловано государем императором Алексан­дром III в Бомарзунде 16 июня 18... г.» (Легенды старой Рамони. - Воронеж, 2006. С. 97). Таким об­разом, существуют четыре варианта содержания надписи на па­мятнике. Но при этом ни один из авторов не делает ссылки на до­кументы или материалы, под­тверждающие эти версии.
 
Вид на Рамонь со смотровой башни.
 
Предположим, что царский подарок действительно имел ме­сто в 1879 году. Вместе с тем Александр III, который упомянут В. Елецких, стал императором в 1881 году, когда имение Рамонь уже принадлежало Е. М. Ольденбургской. Впервые Александр Петрович и Евгения Максимили­ановна Ольденбургские посетили Рамонь осенью 1879 года, а не «в один из летних дней 1879 года», как писал об этом Н. Ильинский. На это указывает П. П. Хижин, который в январе 1879 года был приглашен на должность вотчин­ного врача в Рамонь. В частности, он отмечал, что «Осенью 1879 года Их Императорские Высоче­ства, во время своего пребывания в Рамони, изволили всесторонне обсудить и утвердить план стаци­онарной лечебницы...». Это под­тверждается также выдержкой из письма М. А. Веневитинова из Новоживотинного от 10 октября 1879 г., упоминаемого В. Елец­ких: «Послезавтра еду к Ольденбургским, которые звали меня и которые уезжают в воскресенье» (Легенды старой Рамони. - Воро­неж, 2006. С. 97). То, что Ольден­бургские впервые приехали в Ра­монь осенью 1879 года, косвенно подтверждается вниманием, ко­торое с конца этого года начина­ют уделять персоне Е. М. Ольденбургской периодические издания Воронежской губернии. В частно­сти, первое сообщение о ней было опубликовано в декабре 1879 года в «Воронежских губернских ведо­мостях». В этом году царский подарок мог сделать только Алек­сандр II. Если же в надписи упо­мянут Александр III, то это сле­дует считать ошибкой авторов памятного знака или другими причинами появления на нем име­ни Александра III. Кроме того, приведенные данные ставят под сомнение факт установления упоминаемого памятного знака в Ра­мони летом 1879 года.
 
Исходя из содержания надписей на памятном знаке, приводи­мых Н. Ильинским, В. Смирно­вой и В. Елецких, напрашивается вывод о том, что документ на по­дарок подписан в Бомарзунде, или же в этом населенном пункте совершен акт дарения. Но ни одно из этих обстоятельств не могло иметь места, и вот почему. В Ботническом заливе Балтийско­го моря находится Аландский архипелаг, принадлежащий в на­стоящее время Финляндии. По Фридрихсгамскому миру от 17 сентября 1809 г., он вместе с Финляндией вошел в состав России. После присоединения на островах архипелага начинается возведе­ние укреплений, самым крупным из которых стала крепость Бомарзунд на восточном берегу ос­трова Аланд, построенная из гра­нитных камней красного цвета. Во время Крымской войны 1853-1856 гг., в конце июля 1854 года, еще недостроенную крепость, ко­торая на то время представляла собой всего лишь укрепленную казарму, осадили союзные англо­французские войска, в 10 раз превосходившие силы русского гар­низона. Газета «Русский инва­лид» за 1854 год сообщала, что 4 августа, несмотря на героическую оборону, Бомарзунд пал. После этого крепостные сооружения были взорваны и разрушены, а оставшиеся в живых русские во­ины пленены и вывезены в Анг­лию и Францию.
 
Руины крепости Бомарзунд.
 
 В соответствии с Парижским мирным договором 1856 года Аландские острова были возвра­щены России, но без права возве­дения на них новых военных или морских сооружений и укрепле­ний. После возвращения остро­вов в районе расположения раз­рушенной крепости был установ­лен памятник русским воинам, отважно принявшим неравный бой. Он сделан из красного гра­нитного камня, взятого из развалин крепости, и стоит там до настоящего времени. В 1878 году - Александр II, узнав о могиле умерших в плену бомарзундцев в городе Льюис (Луис) на юге Анг­лии, повелел установить им памятник, сохранившийся поныне (графство Сассекс). Он также из­готовлен из остатков крепости -гранитного камня красного цве­та, как дань памяти ее мужествен­ным защитникам.
 
 Памятник русским воинам - защитникам крепости Бомарзунд
 
 Известно, что Александр II подписывал документы в городах, где находился на момент их под­писи. Вместе с тем города Бомар­зунд никогда не было. Такое на­звание носила крепость, которая после 1854 года больше не восста­навливалась и представляла собой руины. Не мог же Александр II в 1879 году подписать документ или сделать подарок среди развалин. Кроме того, по данным «Прави­тельственного вестника», в кото­ром сообщалось обо всех поездках императора, в 1879 году он не вы­езжал в Финляндию. Также ни один из приводимых авторами вариантов надписи на памятнике не соответствует стилю подписей документов Александром II, кото­рые выглядели следующим обра­зом: «Александр». В С.-Петербур­ге. 24-го ноября 1866 г.; «Алек­сандр». 23-го мая 1879 года, в Цар­ском Селе.
 
Таким образом, указанные выше обстоятельства исключают вероятность подписания Алексан­дром II дарственного документа на имение Рамонь в Бомарзунде или совершения акта дарения в нем. Тексты же на памятном зна­ке, приводимые Н. Ильинским, В. Смирновой и В. Елецких, не явля­ются выпиской из документа, а в варианте В. Елецких и последней интерпретации В. Смирновой их следует рассматривать как над­пись, нанесенную на памятник по указанию заказчика, либо тиражированную его изготовителями «на все случаи жизни».
 
Вместе с тем обращает на себя внимание, что рамонский памят­ный знак был изготовлен из красного гранита - точно такого же по  цвету и структуре материала, как и памятники в Бомарзунде и Англии, а также сама крепость. Ав­тор полагает, что подобные памятные знаки стали делать после 1878 года, когда в Англии был установлен памятник на могиле русских воинов - защитников Бомарзунда. Для их изготовления начали использовать гранитные глыбы развалин крепости, кото­рые на протяжении длительного времени служили в качестве ка­менного карьера. В этой связи становится понятным, почему финское название Бомарзунд по­явилось на памятнике в Рамони. Он сделан в Финляндии, из остат­ков крепости - гранитного камня красного цвета, название которой  поэтому и начертано на нем.
 
 Подарки императора, тем бо­лее - недвижимого имущества, обязательно оформлялись соответствующими актами. Но преж­де дарения имение Рамонь долж­но было стать собственностью царского двора. Вместе с тем в «Полном собрании законов Рос­сийской Империи» за 1873 - 1889 гг., где опубликован ряд подобных актов, нет документов о переходе имения Рамонь в собственность императора или в государствен­ную казну, а также о его дарении. Это ставит под сомнение факт преподнесения Александром II в ка­честве царского подарка принцес­се Е. М. Ольденбургской имения «Рамонь с сахарным заводом». Кроме того, досадные неточнос­ти в упоминаемых Н. Ильинским и В. Смирновой надписях также вызывают сомнение в их подлин­ности. В частности, написание титула Е. М. Ольденбургской выг­лядело следующим образом: «Ее Императорское Высочество Евге­ния Максимилиановна, Принцес­са Ольденбургская». Это можно проследить, например, по пере­писке с ней официальных лиц Воронежской губернии, другим документам и периодической пе­чати того времени.
 
П. Хижин писал, что имение «Рамонь», при котором числи­лось около 3000 десятин земли, и функционировал свеклосахарный завод, было куплено Е. М. Оль­денбургской весной 1878 года. По ее указанию, уже с 1 июля 1878 г. фельдшер А. С. Гусев, воспитан­ник Воронежской фельдшерской школы, собрал небольшую аптеку и открыл в Рамони амбулатор­ный прием больных.
 
Однако анализ материалов о продажах земли, зарегистриро­ванных в Воронежском уезде в 1874-1883 гг., показывает, что сре­ди них нет ни одной сделки по земле площадью около 3000 деся­тин. В частности, в 1878 году было совершено 15 сделок, в ходе которых продано 1761,3 десятины земли на сумму 170095 рублей. В 1879 году зарегистрировано 16 случаев продажи земли общей площадью 2984,3 десятины на сумму 237623 рубля. При этом продаж свыше 200 десятин было четыре, в ходе которых продано 1976,5 десятин земли на сумму 137050 рублей. Аналогичная си­туация наблюдается и по осталь­ным годам указанного периода, кроме 1876 года, когда только в ходе двух сделок было продано 3813,1 десятина земли на сумму 280000 рублей.
 
В связи с вышеуказанными об­стоятельствами возникает законо­мерный вопрос: - каким образом имение «Рамонь» перешло в соб­ственность Е. М. Ольденбургской? По мнению автора, все существу­ющие версии об этом построены на статье Г. Давыдова, посвящен­ной столетию Рамонского сахар­ного завода и опубликованной в газете «Коммуна» 25 августа 1940 года. В ней сообщалось, что «Ра­монь - бывшее имение помещика Тулинова. В 1840 году его плодо­роднейшие земли и богатые лес­ные массивы стали собственнос­тью помещицы Шеле. В п. Рамонь она построила сахаропесочный завод, который вскоре продала генералу Лепорскому. Но тот не­долго владел им. Проштрафив­шийся чем-то во время Крымской войны, он потерял все свое досто­яние. В 1863 году царь Александр II конфисковал его имение вместе с заводом и подарил принцу Ольденбургскому».
 
Н. Ильинский и В. Смирнова пишут, что в 1876 году Огранович и Лепарский продали Рамонское имение с сахарным заводом, усадьбой и 3300 десятинами зем­ли Вельяминовой. Вместе с тем имеющиеся материалы показыва­ют, что в 1863 году в Воронежс­кий уездный суд была представ­лена купчая крепость от генерал-лейтенанта Ограновича Николая Степановича на купленное им у действительной статской совет­ницы Анны Ивановны Шеле име­ние «Рамонь», где не указывает­ся в качестве второго покупателя подполковник Лепарский Степан Игнатьевич. Кроме того, из мате­риалов фондов Российской госу­дарственной библиотеки матери­алы известно, что Н. С. Огранович умер в 1873 году.
 
По мнению автора, непрове­ренная и противоречивая инфор­мация, основанная на материале из указанной выше статьи в «Коммуне», отвлекла внимание краеведов от поисков обстоя­тельств перехода имения «Ра­монь» в собственность Е. М. Ольденбургской.
 
К сожалению, в настоящее вре­мя упоминаемый исторический памятник считается утраченным. Вместе с тем хочется надеяться, что со временем он будет найден и установлен на своем первоначальном месте как маленькая ча­стичка истории Рамони. Это от­кроет новые возможности по установлению оригинального со­держания надписи на памятном знаке, ведению дальнейших исторических поисков о времени его установления и предназначении, а также обстоятельствах перехода имения «Рамонь» в собствен­ность принцессы Е. М. Ольденбургской.
С уважением к читателям,
 А. ЖИЛЬЦОВ,
 г. Москва
 «Голос Рамони» от 18 сентября 2007 г.
Категория: Хозяева замка и их наследники | Добавил: istram (26.02.2009)
Просмотров: 1919 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018