Форма входа

Категории раздела

События и люди [67]
Военный Воронеж [16]
Офицерский батальон [4]
Е. Мухин о судьбе Долгих В. И.

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 952

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Пятница, 14.06.2024, 11:10
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Испытания войной » События и люди

Островной плацдарм

Адаменко Михаил Аркадьевич. Первый редактор Рамонской районной газеты, в действующей армии с 1942 года по август 1945 года.
 
Награжден орденом Отечественной войны I степени, двумя орденами Отечественной войны II степени, орденом Красная звезда. Медалями "За оборону Сталинграда", "За Отвагу", "За взятие Берлина", "За победу над Германией", юбилейными.
 
Мужество, стой­кость, героизм совет­ских людей рассеяли иллюзии фашистских стратегов. С 17 июля они уже подтягивали в излучину Дона дополнитель­ные силы. В 6 армию Паулюса были переданы из группы армий «А» из-под Воронежа пять пе­хотных, три танковые и две моторизованные дивизии. Таким образом, противник стал обла­дать превосходством в людях в 1,4 раза, в танках - в 2 раза, в авиации - в 3,5 раза. Но и этих сил для выхода на Волгу оказа­лось недостаточно.
 
С Кавказа была подтянута 4 танковая армия, а из резерва - 8-я итальянская. Последняя получила задачу занять полосу от Павловска до Вешенской, сменив там части 6 армии. Выдвигалась на этот участок и 3 армия румын. Не переставая вести бои, эти вой­ска попытались в различных на­правлениях левобережной обо­роны русских форсировать Дон и выйти на оперативный простор севернее Сталинграда к Волге. Трудно было сдерживать нашим воинам сильный натиск врага упомянутой итальянской армии из десяти дивизий, из которых две немецкие и одна венгерская. Один из командиров итальянско­го батальона Д. Таллои, потом писал, что русских было невоз­можно сдвинуть с занятых рубе­жей. Так оно и было.
 
В 412 стрелковый полк, дер­жавший оборону недалеко от населенного пункта Галиевка Богучарского района, прибыл корреспондент армейской газе­ты Михаил Адаменко 4 ноября. Было холодно, в воздухе порха­ли мелкие снежинки - предвест­ники большого снегопада.
 
-   Мне уже сообщили из диви­зии о вашем прибытии, - сказал майор, начштаба полка. – Пока отогревайтесь, а потом погово­рим. Он позвал сержанта и рас­порядился, чтобы корреспон­денту принесли горячего чаю.
 
Незадолго до этого 1 нояб­ря, армии было присвоена зва­ние «гвардейская». Теперь она стала именоваться 3 Гвардейс­кой армией Сталинградского фронта.
 
Адаменко решил написать о том, как гвардейцы какого-либо небольшого подразделения не­сут высокое звание.
 
- Ну, что ж, задача Ваша ясна, - продолжил разговор майор.
 
-  Есть у нас недалеко отсюда ос­тровок на Дону. Там два взво­да: минометный и стрелковый под командованием лейтенан­тов Богданова и Коротуна. Правда, численность обоих взводов всего два десятка. По­полнение ждем со дня на день. Но мал золотник, да дорог, так молвит народная пословица. Впрочем, что я Вам рассказы­ваю, увидите сами.
 
Начштаба позвал: - Хрипунов!
 
Появился пожилой седой сол­дат маленького роста с морщи­нистым лицом. Как оказалось, молодые солдаты его так и про­звали: наш батька Седой. У май­ора он выполнял роль посыль­ного, причем добросовестно и пунктуально. Переспрашивать приказания не любил. Запоми­нал все, что ему говорилось. За немногословием чувствовалась большая житейская мудрость.
 
-  Как только стемнеет, пове­дешь капитана на гилиевский ос­тров. Да, смотри у меня, на лодке переправишь корреспондента. Понял?
 
-  Понял: доставить гостя на остров сухим.
 
До вечера оставалось часа два. Адаменко, скинув шинель, при­слонился спиной к теплой печке и не заметил, как заснул. Про­снулся от того, что кто-то осто­рожно, но настойчиво трогал за плечо. Открыл глаза и увидел сво­его проводника.
 
-  Пора итить, товарищ капи­тан, пора...
 
Вышли из хаты и окунулись в темноту, хоть глаз коли.
 
-  Идите за мной, не отставайте и не сворачивайте никуда, - пре­дупредил солдат. Шли. наверное, минут сорок, пока не увидел Адаменко слабый отсвет реки. Как будто из-под земли вырос человек в плащ-накидке и негромко спро­сил:
 
-  Пароль?
 
-  Берег.
 
-  Это ты, Седой? - Я, а кто же еще...
 
-  Кого переправлять будешь?
 
-  Корреспондента. Лодка здесь?
 
- Вот она, в трех шагах от вас.
 
У кромки острова из-за кустов ивняка тоже поинтересовались паролем и пропустили дальше, где была командирская землянка. Отвернув полог из брезента, заменявший дверь, проводник доложил вставшему навстречу лейтенанту:
 
-  По приказанию начальника штаба доставил вам корреспон­дента.
 
-  Можно возвращаться?
 
-  Можешь.
 
Лейтенант подал руку Адамен­ко, представился:
 
-Богданов, командир стрелко­вого взвода. Вы кушали? - И не дожидаясь ответа, предложил:«Разделите со мной вечернюю трапезу. Не густо, конечно, кон­сервы да хлеб, но все же для же­лудка неплохо. Потом пройдем по острову, заодно и познакомитесь с некоторыми бойцами».
 
Когда-то острова не было, он намывался постепенно, с годами увеличиваясь в размерах. Длина его составляла около километра, а ширина в различных местах от 90 до 300 метров. От правого бе­рега остров отделялся бродом, местами заросшим ивняком и мелкими деревьями, стоявшими в воде, да и сам этот плацдарм изо­биловал болотцами с трясинами. Боевое охранение сосредоточи­лось на правой кромке островка. Здесь, насколько возможно, были вырыты окопы, щели, расположе­ны расчеты минометчиков.
 
Итальянцы много раз провоци­ровали маленький гарнизон все­возможными приемами: кричали в мегафон непристойности, об­стреливали, имитировали десант, но до больших стычек не доходи­ло. Расчет был прост: усыпить бдительность русских, а затем внезапно напасть и захватить выгодную  позицию для переправы на левый берег Дона крупных соеди­нений. Гарнизон был начеку.
 
Лейтенанты пошли проверять посты вместе с корреспондентом. Около одного из минометных рас­четов задержались. Их привлек хохот бойцов. Прислушались.

 
-... когда немцы сообразили, в чем дело, я был таков: сиганул в кусты в чем мать родила. Вконец замерз, пока добрался до первой хаты деревни. Старушка, открыв дверь, испуганно стала крестить­ся. Такого она, видать, никогда в жизни не зрила.
 
- Да на ее месте любой из нас концы отдал бы со страху, - сме­ясь проговорил кто-то из бойцов.
 
Увидев командиров, солдаты встали, а лейтенант Коротун спросил рассказчика:
 
-  Сержант Сухих, часового выставили?
 
-  Так точно! Как и положено, товарищ лейтенант.
 
-  Сухих - знакомая фамилия. Вы не из Воронежской области? - поинтересовался Адаменко.
 
-  Аж из-под самого Воронежа. Из Рамони. Слыхали, есть там Березовский район...
 
Сержант не успел договорить, а корреспондент уже жал ему руку, обнимал.
 
-  Трофим, вот не ожидал, что встречу тебя здесь! Правду гово­рят: «Мир тесен»...
 
-  А я по голосу Вас узнал, то­варищ редактор, да засомневал­ся: то ли Михаил Аркадьевич, то ли нет.
 
-  Вы продолжайте обход, а я буду с земляком. Такое бывает редко, хочется отвести душу, -признался лейтенантам Адамен­ко.
 
Долго они сидели с сержантом, рассказывая про свои фронтовые пути-дороги. Трофим с большой горечью вспоминал об унизитель­ных днях отступления, о том, как чуть не попал под Харьковом в лапы немцам и многом другом, что волновало солдата.
 
-  Как думаете, Михаил Арка­дьевич, скоро мы погоним немца обратно?
 
-  Вот отсюда, с этого донского pyбежa и погоним, - ответил Адаменко.
 
Долго разговаривали земляки, радуясь встрече. Уже серело, яв­ственнее стали выступать из тума­на деревья и кустарник, но правый берег еще не просматривался.
 
- Что-то сегодня подозритель­но тихо, - забеспокоился Трофим.- Обычно в такие минуты нас уже начинали тревожить одиночны­ми выстрелами и даже очередями. Спят, наверное...
 
Он не успел закончить фразу, как раздались сразу с нескольких постов охранения автоматные залпы, и команда «К бою» под­няла на ноги весь островной гар­низон.
 
Часовые заметили, как в не­скольких местах появились ита­льянцы, надеясь застать русских врасполох. Не получилось.
 
Расчет Сухих действовал уве­ренно и слаженно. Хлопок - и мина полетела в середину группы противника, преодолевающей брод. Еще хлопок - и группа рас­сеяна, но не уничтожена. Оставшиеся в живых с упорством фа­натиков продолжали сокращать расстояние до острова. Когда ста­ло ясно, что мины уже не причи­няют врагу вреда, расчет взялся за автоматы. Адаменко ловил на мушку очередного вражеского солдата и нажимал на спусковой крючок своего «ТТ». Он видел, как после выстрела повис на ку­старнике один итальянец, дру­гой...
 
Коренастый и сильный Тро­фим бросал одну за другой гра­наты в скопление врага и после каждого удачного броска кри­чал:
 
- Ага, не нравится! Вот вам гостинчик, получайте!..
 
Связист Морковников, систе­матически продувая телефон­ную трубку, сообщал в полк одни и те же слова:
 
- Нас атаковал противник!..
 
После чего брался за автомат и расчетливо, экономя патроны, делал одиночные выстрелы. Он знал, что фашисты на этом не ос­тановятся. Они будут снова и снова лезть на остров потому, что позади них - заградительные цепи. Принять смерть одинако­во, что от русских, что от своих. А в это время часть итальян­цев прорвалась к острову. Нача­лась рукопашная. Лейтенант Богданов с группой бойцов кру­шили врага прикладами, тесня опять к воде озверевших и быс­тро протрезвевших солдат про­тивника. Итальянцы, отстрели­ваясь, попятились назад и вско­ре скрылись под покровом еще не успевшего рассеяться тумана. Морковников принял от коман­дира полка сообщение, что ост­ровитянам на помощь направле­на стрелковая рота. Весть эта не сильно обрадовала бойцов: над их головами противно шелесте­ли снаряды и мины, кромсая ле­вый берег.
 
- Не пробиться нашим сюда, сокрушался Коротун. Богданов и Адаменко промолчали. Все трое понимали: остаткам гарни­зона придется надеяться только на себя. Они приняли решение стоять до конца. С этими мыс­лями разошлись по острову, со­бирая в единый кулак сильно по­редевшее охранение.
 
В полдень начался второй приступ под артиллерийский и минометный аккомпанемент. Была занята противником юго-западная часть острова. Оборо­няющиеся переместились в се­веро-восточную сторону.
 
-  Принять круговую оборону! - раздалась команда Богданова. - Беречь патроны и гранаты! Бить врага не в бровь, а в глаз и наверняка! Стрелять только по моей команде!
 
Адаменко, израсходовав обе обоймы пистолета, взял у уби­того бойца автомат и, лежа под прикрытием болотной кочки, короткими очередями заставлял итальянцев прижиматься к зем­ле. С удовлетворением отмечал, что не все вновь поднимались в атаку.
 
Связист Зайцев, дежуривший у телефона, подполз к Богда­нову.
 
- Товарищ лейтенант, коман­дир полка просит еще немного продержаться. Сказал, что рота пробивается к нам на помощь.
 
- Передай: будем стоять на­смерть. Мы теперь - гвардейцы! Нам бы теперь патронов по­
больше достать...
Е.МУХИН,
«Голос Рамони» от 19 сентября 2000 года
Категория: События и люди | Добавил: istram (16.04.2009)
Просмотров: 1284 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2024