Форма входа

Категории раздела

События и люди [67]
Военный Воронеж [16]
Офицерский батальон [4]
Е. Мухин о судьбе Долгих В. И.

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 953

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Понедельник, 22.07.2024, 02:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Испытания войной » События и люди

Память сердца
«Если память сердца зажжет пламень в других сердцах, человек тихо скажет себе: «Я счастлив!»-
С.А.Красовский, маршал авиации


... Алексей Анисимович Квачев был призван в ряды Армии в 1940-м году. Он закончил ШМАС - шко­лу младших авиаспециалистов и, получив специальность стрелка-радиста, был направлен для про­хождения службы на Воронежс­кий центральный аэродром. В то время призывники уже помогали героическим испанским патрио­там в борьбе против фашистской диктатуры генерала Франко.

В воздухе пахло войной. И, ког­да она началась в июне 1941 года, Алексею шел 22-й год. Советские части рвались в бой. На аэродро­ме под Воронежем было сформи­ровано подразделение бомбарди­ровочной авиации, в состав кото­рого зачислили Квачева.

В войне против СССР герман­ский фашизм преследовал классо­вые, захватнические, грабительс­кие цели - уничтожение первого в мире социалистического государ­ства. Обращаясь к советскому на­роду по радио 3 июля 1941 года. И.В.Сталин сказал: «Наши силы неисчерпаемы. Зазнавшийся враг должен будет скоро убедиться в этом...» Фронт испытывал нужду в боевых самолетах и. прежде все­го, в истребителях нового типа и штурмовиках Ил-2.


- Дальнейшие мои боевые дей­ствия были связаны с продукцией наших авиационных заводов, а именно той техникой, которую они выпускали, - вспоминал Алек­сей Анисимович. - Скажу прямо, к концу 1942 года наши тылы, бла­годаря их самоотверженной рабо­те, обеспечили нас, летный состав, новейшей техникой. Были выпу­щены штурмовики Ил-2, как нем­цы его называли «Шварце тодт», что означает «черная смерть», пи­кирующие бомбардировщики Пе-2, истребители Як-1 и другие, ко­торые по летным качествам и во­оружению не только не уступали самолетам противника, но по ряду характеристик превосходили их. Нам, бомбардировщикам, нео­днократно приходилось вести операции при взаимодействии штурмовой и истребительной авиации.

Первое боевое крещение Алек­сей Квачев получил на тяжелом четырехмоторном бомбардировщике ТБ-3 при бомбардировке немецких военных объектов в Восточной Пруссии. Боевые вы­леты проходили в тяжелой фрон­товой обстановке. Выполняя за­дания командования, экипаж унич­тожал боевые части и технику, склады и коммуникации против­ника. В декабре 1941 года самолет был подбит и загорелся. Командир приказал экипажу покинуть ма­шину. Сам же он оставался там и боролся за жизнь самолета почти до самой земли, не успев выбро­ситься с парашютом.


Военная обстановка требовала совершенствования военного ма­стерства и пополнения знаний. Для этой цели Квачев был команди­рован в тыл страны - в Иркутскую область, где переучивался на но­вом самолете Пе-2.

- Хотя мы некоторое время были в своем глубоком тылу, но ритм жизни был фронтовой - до предела насыщалась учебой каж­дая минута, - продолжал Алексей Анисимович.

После недолгой учебы Алексей вместе с другими курсантами был направлен в состав экипажа бом­бардировщика Пе-2 на Ленинград­ский фронт, где бомбовыми уда­рами помогали выстоять защитни­кам города на Неве,


Когда осложнилась обстановка на Калининском направлении, последовало распоряжение командования, и экипаж уже нано­сил удары по скоплениям войск, железнодорожным узлам и тылам противника.


Вторая воздушная армия, в ко­торой сражался Алексей Квачев, была образована 5 мая 1942 года. В разные периоды войны она дей­ствовала в составе Брянского, Во­ронежского, Юго-Западного и 1-го Украинского фронтов.


- Подступы к городу Харькову были прикрыты большим коли­чеством зенитной артиллерии и танков противника, - рассказывал Алексей Анисимович, - так как в то время намечалось совещание высшего командования противни­ка, на которое должен был при­быть Гитлер. Нам, бомбардиров­щикам, пришлось вести операцию во взаимодействии со штурмовой и истребительной авиацией. В бой были введены Ил-2, которые рас­чистили коридор, по которому без потерь могла пройти наша бом­бардировочная авиация.


В августе 1943 года командиру экипажа гвардии лейтенанту Н. А.­ Григорьеву, штурману гвардии старшему лейтенанту А. П. Аученкову, гвардии старшине А. А. Квачеву было приказано провести разведку и сфотографировать цен­тральную часть Харькова. Они слетали на это задание, а потом бомбили по принципу знаменитой полбинской «вертушки». 23 авгус­та 1943 года Харьков был освобож­ден.


Самое крупное сражение, в ко­тором участвовал Квачев, про­изошло в ходе Курской битвы 12 июля 1943 года. Борьба в воздухе характеризовалась массовым про­явлением героизма и боевого мас­терства советских авиаторов. На огромное скопление вражеских войск в районе Прохоровки сбра­сывали бомбовый груз неутоми­мые Пе-2. Пройдя к расчетной точке, пикировщики, будто с кру­чи, бросали отвесно вниз и точно укладывали боевой заряд. Вся зем­ля была перепахана бомбами. Не обошлось и без потерь. Раненный в одном из боев в руку, Квачев был направлен в госпиталь.


В советское время близ Про­хоровки на 624-м километре шоссе Москва-Симферополь был установлен на постаменте танк Т-34. Позже там же соорудили мемори­альный комплекс «Героям Курс­кой битвы» - дугообразная стелла с изображением советского воина-танкиста, летчика и пехотинца. Недалеко был установлен памят­ный знак однополчанам Алексея Квачева с надписью: «Летчикам 162-го гвардейского Висленского орденов Суворова и Богдана Хмельницкого бомбардировоч­ного авиационного полка 2-й Воз­душной Армии, погибшим в боях на Курской дуге и над полем Прохоровского сражения, от однопол­чан, пронесших победное знамя до Берлина и Праги».


... На одном из заданий в райо­
не Днепропетровска требовалось разведать расположение двух мо­стов, а затем разбомбить их. Пос­ле первого облета мостов Григо­рьев сделал заход и спикировал на один из них. Мост был разрушен. Вторым заходом был разрушен и другой мост.

- Труден был полет в район пя­
того километра севернее города Бензина на территории Германии, - продолжал Квачев. - Получено было задание провести разведку укрепленных оборонительных пунктов. Необходимо было уста­новить, где проходит укрепленная линия врага, сфотографировать ее и определить, работают ли воен­ные заводы в этом районе. Для обеспечения этой задачи коман­дованием было выделено на со­провождение разведчика шесть истребителей. Личный состав был полон решимости - во что бы то ни стало выполнить приказ. Под­нявшись в воздух, самолет-развед­чик лег на заданный курс. Шли на высоте восемь тысяч метров. В пути не встретилось ни одного вра­жеского самолета. Однако при подходе к месту разведки, с аэро­дрома противника вырвались во­семь вражеских истребителей, и два устремились к бомбардиров­щику. Бешеный натиск врага го­ворил о том. что им не хотелось допустить, чтобы разведанные фотографии попали в руки совет­ского командования. По корпусу машины то и дело стучали вражес­кие пули. Григорьев включил СПХ обменялись мнениями. Реше­но было идти на цель. После ее облета стрелок-радист Квачев передал по рации все данные. Штур­ман Аученков так увлекся стрель­бой, что снял с правой руки краги и не почувствовал, что обморозил часть руки. Григорьев был легко ранен в голову. Надо было возвра­щаться. Но вражеский летчик, за­метив, что у Пе-2 боеприпасы кон­чились, остервенело приближал­ся и жестом показывал, чтобы са­молет летел над ним, и что у эки­пажа две минуты на размышление. Встал вопрос что делать? Решение было одно: не сдаваться! Коман­дир бомбардировщика сделал вид, что направил самолет за вражес­ким истребителем. Бдительность немецкого летчика ослабла. Ква­чев услышал команду: «Возьми гранату и через верхний люк брось, когда приблизится». Все было сделано, как приказал ко­мандир, развернувший самолет на сто восемьдесят градусов. Фашис­тский истребитель тут же ринул­ся за бомбардировщиком. И вот он, казалось, его уже настиг. Как только он приблизился, Алексей Квачев бросил гранату в его сто­рону. Но в какой-то миг до взрыва истребитель дал очередь по бом­бардировщику, и Квачев получил ранение в лицо. Истребитель был взорван. На предельной скорости ценой больших усилий экипажу разведчика удалось выполнить за­дание. Алексей радировал коман­дованию: «Заданные объекты сфотографированы. На указанные цели сброшен бомбовый груз».

Тут же. была выпущена фотога­
зета части майора Новикова «Ма­стера воздушного боя», в которой писали, что «отважный экипаж в неравном воздушном бою один на самолете Пе-2 против восьми фашистских истребителей вышел победителем, сбив три, подбив один из гитлеровских стервятни­ков». Этот подвиг был позже опи­сан в книге «Жизнь в авиации» маршала Советского Союза С. А. Красовского.

Дружный экипаж Григорьева
совершил немало славных дел. Однако, пролетав почти всю вой­ну, в марте 1945 года экипаж не вернулся с боевого задания. Алек­сей в то время находился в госпи­тале.

Алексей Квачев совершил вы­
леты на Берлин. 3 мая 1945 года он получил благодарность Сталина.

- И вот настал день, - вспоми­
нал Алексей Анисимович. - когда все радиостанции объявили о безоговорочной капитуляции фаши­стской Германии! Трудно предста­вить, какой восторг был у воинов и всего советского народа! Но 10 мая 1945 года в нашем полку вновь раздался сигнал боевой воздушной тревоги. Мы срочно прибыли на аэродром. У командного пункта был выстроен личный состав пол­ка, и представитель главного ко­мандования советских войск доло­жил, что отдельные подразделения и части противника нарушают ус­ловия капитуляции. Было прика­зано одной группе в составе эскад­рильи нанести удар по мостам че­рез реки Одер и Нейсе, которые связывали немецкие части с час­тями союзников. Эту операцию поручили Герою Советского Со­юза А. И. Решидову, в экипаже ко­торого находился и Квачев. В те­чение 10-го и 11-го мая эскадрилья рушила мосты, чем обеспечила прекращение отвода немцев на территорию союзных войск.

- Поле войны по приглашению чешских друзей мне довелось по­бывать в столице Чехословакии. Жители Праги собрались на ми­тинге, где приветствовали и ис­кренне благодарили советских летчиков - участников боев за ос­вобождение Чехословакии. После митинга мне вручили медаль «За храбрость». Так, наряду с советски­ми наградами - орденами Красной Звезды, Боевого Красного Знаме­ни, Отечественной войны 1-й сте­пени и медалями - мне была вру­чена и чехословацкая награда, - заключил Алексей Анисимович.


На фронте мой отец А. А. Ква­чев познакомился с моей мамой Варварой Кузьминичной. Их брак был зарегистрирован в Советском посольстве в Вене. После пребы­вания в Австрии, в апреле 1948 года Квачев мобилизовался. Супруги переехали в Рамонь, которая ста­ла их второй родиной.


Людмила ОБРАЗЦОВА
"Голос Рамони" от 27 апреля 2010 года
Категория: События и люди | Добавил: istram (30.04.2010)
Просмотров: 1408 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2024