Форма входа

Категории раздела

События и люди [67]
Военный Воронеж [16]
Офицерский батальон [4]
Е. Мухин о судьбе Долгих В. И.

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 950

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Воскресенье, 21.04.2024, 01:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Испытания войной » Военный Воронеж

На Чижовских кручах


Сторонник активной обороны командующий фронтом Н. Ф. Ватутин в авгус­те 1942 г. организовал серию наступательных операций: в самом Воронеже, на Сторожевском, Щученском и Коротоякском плацдармах. Он прекрасно пони­мал, что этими действиями Воронежский фронт отвлекал силы и средства против­ника от ожесточенных боев на подступах к Сталинграду.

Формирование фронта заняло длительное время и, как заметил бывший на­чальник штаба Брянского фронта М. И. Казаков, «оказалось, вообще говоря, де­лом довольно сложным». Ф. И. Голиков возглавлял этот фронт с 7 по 14 июля 1942 г. Н. Ф. Ватутин в должность командующего фронтом всту­пил 14 июля 1942 г. 18 июля 1942 г. на командный пункт Воронежского фронта в село Углянец прибыл новый начальник штаба фронта Михаил Ильич Казаков. Членом Военного совета был назначен И. 3. Сусайков.

На первых порах своей деятельности начальник штаба остался недоволен ком­плектованием должностей управления фронта. В подчинение к нему прибыла боль­шая группа офицеров ускоренного (три-четыре месяца) курса обучения в Военной академии им. Фрунзе. Большинство из них были участниками боев 1941 г. Но мно­гие из них не обладали опытом штабной работы. По ходу дела приходилось их учить.

Ночью, когда затихали телефоны, М. И. Казакову, а порой даже и Н. Ф. Вату­тину, приходилось браться за карандаш и начинать работу: писать донесение в Ставку, либо набрасывать текст очередного распоряжения в войска.

Вступив в должность командующего фронтом, Н. Ф. Ватутин не мог сидеть без дела. Он принял решение очистить Воронеж от немецко-фашистских захватчиков, тем более, что Ставка ВГК своим решением приказала «в течение 11 и 12 июля ... очистить восточный берег р. Дон в районе Подклетное, Семилуки, Малышево, Воронеж и все пространство между р. Дон и р. Воронеж от противника и прочно закрепиться на р. Дон, обеспечив за собой все переправы через него».

С этой целью 12 июля была проведена наступательная операция силами 60-й армии с целью захвата центра города Воронежа. Но должного результата, как уже говорилось выше, она не имела. Был освобожден лишь небольшой участок города в северном районе, а 14 июля отбито у немцев село Подгорное.

Ожесточенные бои в Воронеже совпали с не менее кровопролитными боями в районе Сталинграда. Там начался новый этап оборонительных боев на подступах к городу. Сталинградский комитет обороны и Ставка ВГК мобилизовали все силы и средства на отражение натиска противника. С этой же целью в августе 1942 г. были усилены боевые действия и на Воронежском фронте. По замыслу командую­щего Н. Ф. Ватутина, в период с 8 по 17 августа 1942 г. активными боевыми дей­ствиями войска 40-й и 60-й армий должны были окружить и уничтожить воронеж­скую группировку противника, овладеть правобережной частью города Вороне­жа, выйти на рубеж реки Дон, захватить переправы и в дальнейшем - плацдарм на западном берегу р. Дон с выходом на рубеж: Студеное, Латная, Богдановка, Ивановка, р. Россошка, р. Девица. В задачу 40-й армии входило:

  • прорвать укрепленную оборону противника на участке Песчанка, с. Тавро­во и овладеть южным пригородом Воронежа, т.е. плацдармом для развития пос­ледующей операции по очистке восточного берега реки Дон во взаимодействии с соседом справа;
  • левым флангом, силами 141-й стр. дивизии захватить плацдарм на западном берегу р. Дон в районе Костёнок, Александровки, выйти на дорогу Воронеж - Острогожск и в дальнейшем во взаимодействии с силами соседа слева наступать в направлении Устье, Петино в тыл воронежской группировки противника.

С 8 по 17 августа части 40-й армии предприняли наступление на правый берег реки в районе Чижовских высот. Еще в ходе июльских боев воины 125-го сп под­полковника М. И. Куракина и сводный батальон во главе с капитаном Иваном Буяловым (старший политрук Александр Орджоникидзе) стремительным броском пересекли пойменный луг, смяли фашистское боевое охранение и ворвались на правый берег реки к улицам Свободная и Лосковая, захватили 16 домов, в кото­рых и закрепились. Они придвинулись к самой Чижовке.

Для дальнейшего развития наступления на Чижовские высоты необходимо было переправить на правый берег танки. Выход из трудного положения нашли инже­неры. Из подручных материалов они соорудили подводную переправу. Южнее электростанции на дно реки они уложили обломки железобетонных конструкций разбитых зданий, тем самым укрепив дно реки. По этой трассе свободно могли передвигаться танки и грузовые машины. От фашистских самолетов эту переправу скрывала полуметровая толща воды. Была налажена надежная связь правого и левого берегов.

В ночь на 12 августа на правый берег прошли танки, грузовики, пушки и дру­гая техника. Скопление большого количества войск на правом берегу реки для противника оказалось неожиданным. Ранним утром началось наступление.

Сложность борьбы на Чижовских кручах состояла в том, что наши войска на­ступали снизу, а противник имел явное преимущество по высоте. Вместе с 6-й сд против немцев действовала 100-я сд полковника Ф. И. Перхоровича, 111-я сбр И. Ф. Дремова, 14-я тбр подполковника С. Т. Стызика, 16-я истребительная бри­гада майора И. В. Купина, их поддерживали батареи 1109-го и 595-го армейских артполков, 128-й минометный полк, несколько дивизионов «катюш» и самоле­ты 2-й ВА.

О том, что наши войска будут наступать на Воронежском фронте, немецкое командование было осведомлено заранее. Еще 2 августа 1942 г. Геббельс в своем дневнике сделал отметку: «Возможно, что у Воронежа снова начнутся боевые дей­ствия. Сведения о сильных вражеских группах подтверждают, что здесь находят­ся 40 больших соединений, среди которых 16 танковых бригад».

По плану этой операции (ее условно можно назвать «Чижовская», «Землянская») войска фронта силами 40-й и 60-й армий должны были окружить и уничто­жить противника на Воронежском плацдарме и к 15 августа выйти к Дону.

38-й армии Брянского фронта во взаимодействии с войсками Воронежского фронта предлагалось уничтожить Землянскую группировку немцев. Дальней­шая цель - к 20 августа 1942 г. завоевание плацдарма на западном берегу реки Дон на участках: Студеное, Латная, Богдановка, Ивановка, р. Россошка, р. Деви­ца. 6-я армия должна была выйти к р. Девице и частью сил наступать в северном направлении для уничтожения противника совместно с войсками 40-й армии. Задачами этой армии являлось: левым флангом, силами 141-й стрелковой диви­зии захватить плацдарм на западном берегу р. Дон в районе Костенки-Алексан­дрова, выйти на дорогу Воронеж-Острогожск, чтобы в дальнейшем во взаимо­действии с соседом слева 60-й армией наступать в направлении Устье-Петино в тыл воронежской группировки противника, прорвать его оборону и овладеть южной окраиной г. Воронежа, т. е. плацдармом для развития последующей опера­ции по очищению восточного берега р. Дон. 8 августа 1942 г. 141-я стрелковая дивизия перешла в наступление в районе Костёнки-Александровка. В первые дни нашим войскам удалось, форсировав реку, освободить несколько улиц в Костен­ках и северную окраину села Александровка. Утром 11 августа немецко-фашист­ские войска сильной контратакой отбросили части 141-й стрелковой дивизии на исходные позиции. Только 745-му стрелковому полку удалось закрепиться в 200-300 м на западном берегу Дона. На этом боевые действия закончились.

О том, какие жаркие были августовские бои на улицах города, как горели со­ветские танки, написал немецкий журналист Густав Штебе (о том, как горели не­мецкие танки, он нам не поведал):

6 августа - Атака на западном берегу реки Воронеж и северо-западной части города.

7 августа - Затяжные оборонительные бои на реке Воронеж.

8 августа - Атака в северо-западной части города на северном фронте Во­ронежа и Дону.

10 августа - Атака на северном фронте Воронежа, ожесточенные рукопаш­ные схватки.

12 августа - Массированное наступление с мощной поддержкой артилле­рии и авиации на плацдарм и идущую в северо-западном направлении оборону. Уничтожено 234 танка противника.

13 августа - Упорное наступление на плацдарм.

14 августа - Мощная атака в северо-западной части Воронежа и на реке Воронеж.

15 августа - Мощная атака на северной окраине Воронежа и на реке Воро­неж.

16 августа - Атака на реке Воронеж.

18 августа - Окончание оборонительных боев на северо-западе Воронежа. С 11 по 17 августа уничтожен 501 танк противника.

Выше перечислены только важнейшие наступления по 18 августа. Есть дивизии, отбившие за день 40 атак, которые вели ежедневные оборонительные бои».

Численность уничтоженных танков явно завышена. Хотя начальник Главного автобронетанкового управления, отмечая недостатки в использовании танковых частей на Воронежском фронте, в шифрограмме командующему Н. Ф. Ватутину писал: «В Генштаб поступают сведения о неудовлетворительном и неграмотном ис­пользовании танковых частей. Танковые части применяют без прикрытия с возду­ха, массированного танкового удара не получается, а они действуют разрозненно.

Так, один из танкбатов KB, приданный начальнику Воронежского гарнизона и взаимодействуя с полком НКВД 11. 07, принял противника за свою пехоту, дви­нулся к ней на соединение, но встречен огнем ПТО, потерял 12 танков из 15. Это привело к тому, что потери танков на 15. 07. 42 г. составили 500 единиц».

Все это прекрасно понимал Н. Ф. Ватутин, но ему очень хотелось совместными усилиями частей и соединений 40-й и 60-й армий быстрее освободить правобере­жье Воронежа и междуречье Воронеж - Дон. Но противник был сильный и про­фессионально грамотный, прекрасно вооруженный.

А вот как в районе Костёнок действовал враг. По данным документов По­дольского архива МО РФ (Ф. 1367, on. I, д. I, «Формуляр 141 сд»), 745-му полку был дан участок обороны на левом фланге 141-й сд - в районе Ново-Аленовки, Духовского и южнее, где ныне находятся г. Нововоронеж и Нововоронежская атом­ная электростанция.

Бои на плацдарме Костёнки - Александровка в августе 1942 г. 6 августа 1942 г. командующий 40-й армией генерал-лейтенант М. М. Попов отдал приказ форси­ровать Дон и захватить на его западном берегу Костёнки и Александровку, тем самым создав здесь плацдарм.

В ночь с 7 на 8 августа 687-й и 745-й стрелковые полки под непрерывным ар­тиллерийским и минометным огнем врага переправились через Дон и завязали бои на его правом берегу. Боевое охранение противника было сбито, наши бата­льоны вырвались на широкую пойму и подошли к окраинам Костёнок, где встре­тили упорное сопротивление подразделений 3-го венгерского армейского корпу­са. Оборона врага здесь была усилена разветвленной сетью окопов, ходов сообщений, системой дзотов и открытых огневых позиций.

Следующей ночью на западный берег Дона были переправлены все подраз­деления обоих полков. 9 и 10 августа в ожесточенных боях наши части овладели Александровкой и восточной частью Костёнок. Однако венгры подтянули резер­вы - пехоту и спешившихся конников (всего до двух полков) и перешли к актив­ным контратакам. После ввода неприятелем в действие авиации и тяжелой артил­лерии наши обескровленные части вынуждены были вернуться к реке. Но, несмот­ря на большие потери, нашим частям удалось удержать на западном берегу Дона перед Костёнками и Александровкой небольшой плацдарм и закрепиться на нем.

Начальник химической службы 745-го сп старший лейтенант Б. И. Михантьев писал: «В темную августовскую ночь через Дон переправился батальон нашего полка. Задача - вместе с другими подразделениями овладеть плацдармом и зах­ватить Александровку, стоящую на крутом, высоком берегу. Переправа удалась, но дальше атака захлебнулась. Венгры встретили нас плотным огнем из всех ви­дов оружия. Потери убитыми и ранеными были огромные. Попытки перевозки снаряжения и продовольствия на плацдарм и эвакуация раненых заканчивались неудачей - все лодки и остальные переправочные средства были разбиты или потоплены. Телефонная связь часто нарушалась, и ее восстановление не обходилось без человеческих жертв. А днем стояла изнуряющая жара. Под давлением против­ника захваченную было Александровку пришлось оставить. В тех боях при пере­праве на плацдарм был смертельно ранен командир 745-го сп майор Е. Я. Хлебни­ков. Его похоронили в братской могиле на станции Колодезной».

Красноармеец 745-го сп И. Антонов эмоционально описал эти события:

Огнем дышал весь берег правый,

Снарядам, минам нет конца,

Но полк идет на переправу

Под проливным дождем свинца.

Но наиболее упорные и длительные бои шли в черте города, особенно на Чи­жовских высотах. Противник здесь был силен. Только против войск 40-й армии были сконцентрированы большие силы врага. В центре города окопалась немец­кая группа войск, возглавляемая генералом Блюмом. Передовые позиции заняли полки 57-й и 323-й пехотных дивизий. За их спиной стояли части 22-й тд и 140-го минометного полка. В ближайший резерв германских войск входили 75-я, 202-я, 383-я и 387-я пехотные дивизии, 221-й и 323-й саперные батальоны, 152-й ар­тиллерийский батальон.

О динамике действий наших войск на Чижовке наглядно свидетельствуют ежед­невные оперативные сводки штаба 40-й армии:

«14. 08. 42. 125-й и 333-й сп к 17.00 вели бои на фронте: перекресток улиц Со­фьи Перовской и Карла Маркса, перекресток улиц Веры Фигнер и Средней.

15. 08. 42. Части 100-й сд сражались за здание школы связи.

16. 08. 42. 454-й полк овладел еще несколькими домами на юго-восточной ок­раине Чижовки.

17. 08. 42. 6-я сд, удерживая отдельные дома, закрепляется в 400-500 метрах севернее дамбы. К 5.00 возобновила наступление в направлении улицы Б. Стре­лецкой. Противник сильным огнем препятствует наступлению.

18. 08. 42. 111 -я отдельная стрелковая бригада вела бои с контратакующим про­тивником в районе Чижовки. Враг отброшен в исходное положение».

В результате ожесточенных боев наши части значительно продвинулись вдоль улицы 20-летия Октября и вышли на рубеж: улицы К. Маркса и Л Толстого, стро­ительный институт, розариум, училище связи, военный городок, северная окраи­на Шиловского леса. Образовался обширный плацдарм на правом берегу реки в непосредственной близости к центру. На Чижовских кручах смертью героя погиб осетин лейтенант Лазарь Дзотов из 454-го сп, который в предсмертной записке 15 августа 1942 г. оставил свое последнее завещание потомкам: «Я верен своей воинской присяге, которую принял перед лицом великого народа».

12 августа боевые действия начали войска 60-й армии. Они потеснили врага в районе Подклетного, заставив фашистов отступить к Рабочему поселку, пос. Труд, колхозу «1-е Мая». Два полка 232-й дивизии полковника И. И. Улитина форсиро­вали Дон и повели атаку в сторону села Губарево. Полки 161-й сд в то же самое время вышли к Дону и захватили переправу у старых Семилук. 303-я сд во главе с подполковником К. Федоровским повела наступление на западную окраину Во­ронежа. Уличные бои в центре города также имели свою специфику. Захватив центр, немцы окопались в каменных домах, превратив их в настоящие крепости, неприступные дзоты, из которых трудно было выбивать противника.

Воронежскому фронту на западном берегу Дона помогала 38-я армия Брянско­го фронта, развивающая наступление вдоль правого берега в направлении на Семилуки. Но продвижение ее было слабым. Поэтому 15 августа 1942 г. из Москвы командующему Брянским фронїом (копия - командующему Воронежским) пос­ледовали директивные указания: «... Ввиду явного неуспеха наступательной опе­рации 38-й армии и нецелесообразности ее дальнейшего продолжения Ставка ВГК приказывает ... наступление 38-й армии прекратить и войскам ее с 15. 08. 42 г. пе­рейти к глубокой и прочной обороне».

Но Ватутин не успокоился на этом, ему во что бы то ни стало хотелось освобо­дить центральную часть города. Для этой цели он выехал в Москву и постарался убедить Сталина в том, что междуречье Воронеж-Дон практически можно очис­тить от немцев, изгнав их с правобережья, но для этого нужна помощь соседнего фронта.

Командующий Брянским фронтом К. К. Рокоссовский вспоминал, что во вто­рой половине августа 1942 г. его вызвали в Москву. Там в кабинете Сталина он застал Ватутина, который предлагал очистить междуречье Воронеж-Дон совме­стными усилиями. Ватутин хотел брать правобережье города в лоб, а «.. .мы долж­ны были ему помочь на западном берегу Дона активными действиями правофлан­говой 38-й армией».

Рокоссовский категорически не согласился с планом Ватутина, ибо тот пред­лагал наносить удар со стороны реки Воронеж на ее правый берег. Для этого нуж­но было форсировать и Воронеж и Дон, что изматывало бойцов. Рокоссовский предлагал повести наступление силами 38-й армии с запада, вдоль правого берега Дона, ударив противника во фланг.

Но Сталин поддержал Ватутина, пообещав выделить ему дополнительные силы и средства из резервов.

Сроки этой операции несколько раз переносились, и она откладывались. 30 ав­густа 1942 г. для этой цели 38-я армия Брянского фронта была передана в распо­ряжение командующего Воронежским фронтом. Передача закончилась лишь 2 сен­тября 1942 г.. После этого штаб фронта приступил к подготовке операции.

Третий штурм Чижовки был приурочен к моменту, когда на Сталинградском фронте 13 сентября 1942 г. противник вновь предпринял очередной штурм волжс­кой твердыни.

15 сентября 1942 г. в 5 часов 40 минут на Дону в Воронеже мощной артилле­рийской и минометной подготовкой началось наступление советских войск фрон­та. В ходе ожесточенных и кровопролитных боев в Воронеже наши воины овладе­ли южной частью улицы Веры Фигнер, вышли к Зуевой горе и кирпичному заво­ду. В этих боях погибло множество наших бойцов. Погиб заместитель команди­ра 1-го батальона 333-го стрелкового полка старший лейтенант Георгий Дмитри­евич Люлин. Как только вражеская пуля вывела из строя комиссара Люлина, его заменил политрук Яков Виноградов. Но и он вскоре был сражен. Упорные бои шли на Тихоновом и Аксеновом буграх, на улицах города. Порой они переходили в рукопашные схватки. Высоким мужеством и упорством в достижении постав­ленных задач отличились бойцы истребительного батальона и партизанского от­ряда «Граница».

В этих боях принимал участие и сводный отряд народного ополчения г. Воро­нежа в составе 112 человек (командир отряда - капитан П. Ф. Грачев, комиссар - Д. М. Куцыгин, бывший секретарь Ворошиловского (ныне Ленинского) райкома партии). Отряд этот понес большие потери. Погибли комиссар Куцыгин, развед­чик Куколкин, боец Анна Скоробогатько. Все они посмертно награждены орде­нами, их именами названы улицы города.

Третий штурм Чижовских круч закончился 30 сентября 1942 г. значительным расширением плацдарма. Но обе стороны понесли большие потери и перешли к жесткой обороне. В боях за Чижовку враг потерял около 10 тыс. солдат и офице­ров. За двадцать пять дней боев наши воины уничтожили 68 вражеских танков, 38 орудий, 61 миномет, 130 пулеметов и множество другой боевой техники.

Именно в ходе этих боев были рождены строки песни «Чижовка» поэта Якова Шведова, которую бойцы распевали на мотив «Каховки»:

На миг, на минуточку вспомним, товарищ.

Как бой за Чижовку вели.

Мы шли в наступленье при свете пожарищ –

То склады горели вдали.

Предместье Чижовка.

Задание ясно –

Брать штурмом пришлось каждый дом,

На улице Светлой, на улице Красной

Врага мы встречали огнем.

Гремела грозою в ночи канонада,

Был черным в дыму небосклон,

Сквозь дым вел родной комиссар Виноградов

Без страха на штурм батальон.

При вспышке ракет, по условному знаку

В сражение танки пошли.

Мы следом за ними рванулись в атаку

За счастье любимой земли!

Тряслись, как в грозу, орудийные дула,

Сметая фашистов огнем.

Вошли мы в Чижовку, в лицо нам пахнуло

Привольным донским ветерком.

Нигде, никогда нам не знать остановки.

Дорога одна нам - вперед!

Наш бой за Чижовку, как бой за Каховку,

Оценит советский народ.

Политотделом 40-й армии эти стихи были опубликованы в форме листовок, которые распространялись в окопах, на передовых позициях. Как видим, песня и поэзия вдохновляли бойцов на ратные подвиги.

Популярностью на фронте пользовались и стихи поэта Александра Безыменского под названием «Защитнику Воронежа», опубликованные в газете и также из­данные отдельной листовкой.

Боец, товарищ!

На тебя

Устремлены глаза Отчизны.

Безмерно Родину любя,

Ты не щади ни сил, ни жизни.

Чтоб сбросить ворога за Дон

И разгромить его за Доном,

Твой натиск должен быть силен.

Твое упорство - разъяренным.

Оружью верный своему,

Ты наше Знамя не уронишь!

Грозна опасность, потому

Ты должен отстоять Воронеж.

Несмотря на все попытки нашего командования сбить врагов с правобереж­ных круч, выбить из центра города, они цепко держались за эти позиции. Для них правобережье было очень выгодно. Анализируя преимущества этих позиций, ко­мандующий группой «Б» барон фон Вейхс докладывал вышестоящему командо­ванию о необходимости дальнейшего укрепления сил и средств в центре города. «Воронеж является ценным плацдармом для нашего будущего наступления в вос­точном направлении. Уже само по себе его наличие свяжет здесь крупные силы противника.

Кроме того, удержание города является также для нас в определенной мере, а еще больше для русских, вопросом престижа... Воронеж по всем данным остается одним из узловых пунктов боевых действий, в связи с чем его оборона потребует значительных сил... Поскольку фронт от Воронежа выступает очень сильно на восток, он является исключительно уязвимым пунктом на северном фланге всего плацдарма». И как вывод Вейхс предлагает удерживать этот город для буду­щих боевых операций.

Все эти плюсы и минусы Воронежского фронта в полной мере использовал ко­мандующий Воронежским фронтом. Всякий раз, когда начинались бои в Сталин­граде, с еще большей силой они возобновлялись в Воронеже. Подобными действи­ями фронт на Дону не давал возможности немцам перебрасывать свежие силы под Сталинград. Эти силы он отвлекал на себя. Военные историки подсчитали, что Воронежский фронт оттягивал от Сталинграда в разное время по 4-5 и более дивизий, в общей сложности за все время боев около 20 и более дивизий были оттянуты от города на Волге.

Кровопролитные бои на Воронежском фронте, особенно в Воронеже, продол­жались до конца сентября и закончились лишь в октябре. В ноябре 1942 г. Гитлер подписал директиву о переходе немецких войск к обороне. Наши войска также перешли к жесткой обороне.

Воронеж, как и планировали немцы, был разрушен до основания. Журналист капитан Густав Штебе со злорадством предрекал, что город не будет восстанов­лен и через 50 лет. Другой свидетель - венгерский офицер, побывавший в центре города, писал: «Воронеж! То, что я увидел в городе, невозможно описать. Город, в котором до войны проживало двести сорок тысяч человек, сейчас представляет собой сплошные развалины и пожарища, окутанные черным дымом. Ходить сре­ди этих развалин очень опасно, повсюду установлены мины, а артиллерия все еще ведет обстрел города: Даже по развалинам заметно, что в городе много прекрас­ных зданий, улиц, площадей, на которых теперь валяются неубранные трупы лю­дей и животных. Трупов много и в домах. В воздухе стоит смрад разложения, кру­жатся тысячи мух. На улицах лежат обломки трамваев, много сожженных танков. Картина прямо-таки адская.

Разрушенный ж-д вокзал
Все время то тут, то там рвутся гранаты, над головой жужжат самолеты. Эта страшная картина, запечатлевшись в памяти, вызывает ужас и отвращение. Однако гитлеровцы несмотря на это живут так как ни в чем не бывало. Большего разрушения даже невозможно себе представить. Уничтожены пол­ностью или частично огромные ценности...».

«Воронежский фронт»

ОАО «Центрально – Черноземное книжное издательство»

2005 год

Категория: Военный Воронеж | Добавил: istram (09.03.2011)
Просмотров: 5406 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2024