Форма входа

Категории раздела

События и люди [67]
Военный Воронеж [16]
Офицерский батальон [4]
Е. Мухин о судьбе Долгих В. И.

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 952

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Пятница, 14.06.2024, 11:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Испытания войной » Военный Воронеж

На подступах к Воронежу

О «стремительном» наступлении фашистских войск на Воронежском направ­лении военные корреспонденты вермахта хвастливо заявляли, что немцы движут­ся к намеченной цели победным маршем: «Огромное облако пыли, смешанное с пороховым дымом и пеплом горевших деревень, поднималось в небо. Этот дым еще долго висел в неподвижном июльском воздухе. Коричневая дымка пеленой тянулась на запад до самого горизонта, сопровождая немецкие части. Дым этот видели невооруженным взглядом на расстоянии 50-60 километров». Журналис­ты с апломбом подчеркивали, что пришел «неудержимый мастодонт», или мате­риализованная кара («Мот Пульк»). Их многочисленные колонны танков на мар­ше двигались в окружении грузовиков и артиллерии. «Это был строй римских ле­гионов, перенесенных ныне в двадцатый век для укрощения монголо-славянских орд».

Так ли это? Постараемся воссоздать по крупицам картину тех лет и скрупулез­но рассмотрим хронику боевых действий, которые развернулись у стен Воронежа, как вне его, так и внутри. Пусть это будут очевидцы, и в первую очередь, команду­ющий Брянским фронтом генерал-лейтенант Ф. И. Голиков. Он откровенно при­знавался: «2 июля по личному указанию И. В. Сталина я совместно с членом Воен­ного совета И. 3. Сусайковым, небольшой группой работников штаба и полевого управления прибыл из Ельца в Воронеж, в город, где никто до этого из нас не бывал.

Мы были убеждены в устойчивости Брянского фронта, но нас крайне беспоко­ило положение в районе Воронежа. Верховный Главнокомандующий приказал мне лично организовать оборону города на месте. Почти круглосуточно Воронеж под­вергался ударам авиации врага... Положение со связью в сторону Касторного и Старого Оскола было плохим. Собственно, ее не было».

Оперативная группа разместилась в подземном убежище на обрыве западного берега реки Воронеж возле Чернавского моста (где ныне находится Дворец детей и молодежи). Конечно, с отъездом командующего в район Воронежа управление войсками Брянского фронта раздвоилось.

Ко времени прибытия Голикова в Воронеж ни резервных армий, ни отходящих под напором врага частей и соединений Брянского фронта в городе пока еще не было. В гарнизоне полевых войск также не имелось. Начальник Воронежского гарнизона полковник И. Е. Глатоленков доложил обстановку: в городе размещал­ся лишь штаб 232-й стрелковой дивизии полковника И. И. Улитина, которая вхо­дила в состав 6-й резервной армии и прибыла сюда только в конце мая 1942 г. Она заняла оборонительный рубеж по левому берегу Дона от Хвощеватки, Русской Гвоздевки, Губарева, Тернового, Ендовища, Семилук, Петина до Юневки (возле устья реки Воронеж). Общая протяженность по фронту составила около 70 км.


Ф. И. Голиков
Естественно, Голиков уповал на то, что командир 232-й дивизии полковник И. И. Улитин как можно дольше задержит немцев у донских рубежей. Для этой цели один батальон дивизии он выдвинул за Дон на участок Терновое-Семилуки для защиты подступов к железнодорожному и автогужевому мостам. Небольшие силы были размещены в селах Петино и Юневка. К северу от Воронежа подступы оборонял 712-й стрелковый полк той же 232-й сд под командованием майора К. А. Сычева. Он защищал переправы через Дон у сел Хвощеватка и Новоживотинное.

Дивизии было приказано как можно дольше задержать противника на донс­ких рубежах, на подступах к городу. Что и произошло: 232-я сд первой останови­ла рвущегося к Воронежу врага и с 3 июля навязала ему тяжелые и изнурительные бои. Последующие дни, особенно 4, 5, 6 июля, для защитников города были реша­ющими. К городским кварталам упорно рвались 24-я танковая и 16-я моторизо­ванная дивизии, имеющие до 200 танков и самоходных орудий «Артштурм». В эти же дни фашистская авиация совершила от 1,5 до 2 тыс. самолетовылетов. Порой над городом висело от 80 до 100 самолетов врага. В один из дней наши зенитчики сбили 27 самолетов. Впоследствии маршал Ф. И. Голиков сам признавался, что подобные налеты авиации ему приходилось видеть только в Сталинграде. Фаши­сты бомбили Воронеж, начиная с 28 июня по 9 июля включительно, почти каж­дый день и по нескольку заходов. Особенно ожесточенным налетам подвергались позиции 232-й сд, расположившейся вдоль левого берега Дона.

Город был беззащитен. Кроме стрелковых частей 232-й сд, в Воронеже нахо­дился 41-й полк НКВД, два батальона 287-го полка оперативных войск НКВД, два батальона 233-го конвойного полка НКВД, один батальон 125-го полка НКВД по охране железнодорожных сооружений, учебный центр командного состава Юго - Западного фронта в составе трех батальонов, два эскадрона учебного запасного кавполка. По поводу этих наличных сил Ф. И. Голиков замечал: «Это были не­большие части. Полки НКВД имели по 500-600 человек, вооруженных винтов­ками и ручными пулеметами. Учебный центр был таким же по составу, а воору­жен еще хуже. Эскадроны кавполка имели на вооружении лишь винтовки и шаш­ки».

Кроме этого, в городе имелись два зенитно-артиллерийских полка, а также два зенитно-артиллерийских батальона 3-й дивизии ПВО Воронежско-Борисоглебского района ПВО. Но все эти части были разобщены и не подчинялись едино­му командованию, мешали межведомственные амбиции. Но именно эти войска, вооруженные винтовками, незначительным количеством пулеметов и зенитной ар­тиллерии, встретили первыми врага и тем самым «обеспечили возможность для сосредоточения свежих сил Советской Армии в районе Воронежа».

Оборона Воронежа зависела от того, как быстро подойдут к городу отступаю­щие части 40-й армии из района Щигры и обещанные Ставкой две резервные ар­мии - 3-я и 6-я, спешно выдвигаемые на рубеж Дона.

Командующий Брянским фронтом вынужден был метаться от одной окраины города к другой, от одного боевого участка к другому. Части, дислоцирующиеся в городе, не подчинялись ему. Он вынужден был требовать от Москвы подчинения ему всех частей гарнизона. Лишь 4 июля 1942 г. директивой Ставки ВГК «весь гарнизон г. Воронежа, все пулеметно-артиллерийские батальоны, занимающие воронежский обвод УР и прибывающие на его усиление, с 8.00 4. 07. 1942 г. подчинить командующему Брянским фронтом».

На правый берег Дона противник вышел 3 июля 1942 г. и сразу же стал угро­жать городу. Он пытался просочиться через переправы на левый берег и выйти к предместью Воронежа. Но его дружно встретили воины 232-й дивизии И. И. Улитина.

4 июля 1942 г. Ф. И. Голикову был подчинен 18-й танковый корпус с приказом «без разрешения Ставки в бой не вводить». В этот же день Ставка ВГК приказала выдвинуть на берег Дона главные силы 3-й и 6-й резервных армий.

Но странное дело: как только 18-й танковый корпус прибыл в Воронеж, то с ходу вынужден был вступить в бой, заняв оборону на северной окраине города. А 110-я танковая бригада прямо с марша была нацелена в район села Малышево и атаковала противника, который пытался форсировать реку Дон. Первыми в ата­ку повели танкистов командир танкового батальона майор Курылев и военком батальона ст. политрук Шульга. Батальон успешно выполнил поставленную задачу. Смелым броском танкистов и кинжальным огнем стрелков 498-го стрелко­вого полка (3-й стрелковый батальон и 2-я учебная рота) гитлеровцы были отбро­шены на противоположный берег Дона. На следующий день в этом районе с тан­кистами 110-ой танковой бригады героически сражался сам генерал-майор И. Д. Черняховский.

180-я танковая бригада корпуса И. Д. Черняховского к 10.00 заняла оборону в черте города в районе Придачи с задачей не допустить прорыва фашистов на вос­точный берег реки Воронеж.


И. Д.Черняховский

Свежие части резервных армий появились в Воронеже лишь к вечеру 5 июля 1942 г. в районе станции Боево. Это был штаб головной 141-й стрелковой дивизии 6-й армии. А бои на подступах к городу развернулись в полную силу. Они кипели на переправах, на окраинах города. Самоотверженно дрались воины НКВД, бойцы народного ополчения, во­ины ПВО во главе с генерал-лейтенантом М. С. Громадиным. Он приказал 3-й ди­визии ПВО (комдив - Н. С. Ситников) вести борьбу с наземным противником, бок о бок с ними дрались артиллерийские полки противотанковой обороны, танки­сты 110-й и 181-й бригад, части НКВД.

В донесении штаба войск ПВО за 4 ию­ля 1942 г. было сказано, что защитники города уничтожили 22 и подбили три тан­ка, истребили 150-200 гитлеровцев. Вече­ром того же дня они отбили очередную атаку, поддержанную 40 танками. В этой дивизии ПВО в боях с фашистами отли­чились маневренные группы подполков­ника Г. Ф. Менжинского, полковника Н. С. Ситникова и зенитно-пулеметный батальон капитана Г. М. Орлова.

Отбивая танковые атаки на южных подступах к городу, погибли вместе с ко­мандиром противотанковый дивизион 232-й сд, две батареи артполка. На левом фланге 232-й сд сражался 498-й стрелковый полк. Он не отступил, даже потеряв всех своих командиров батальонов: П. И. Зайцева, В. И. Конькова, А. В. Махотина, командиров полка - майора А. А. Ермолаева, затем майора Б. Д. Марцыленко. Учебный батальон этого полка в рукопашном бою с немцами нанес им пора­жение. Взятый в плен немецкий унтер-офицер заявил, что рукопашный бой рус­ских пострашнее, чем залпы «катюши».

Впервые на Воронежском фронте ракетные залпы по позициям противника про­звучали 8 июля 1942 г. «Катюши» 45-го гвардейского минометного полка (коман­дир полка майор П. Н. Франченко) произвели удар по немецким позициям на юж­ной окраине Придачи. Командир расчета гвардии ст. лейтенант А. А. Войналович вел огонь на поражение практически прямой наводкой. Произведено четыре зал­па. А 1 -я батарея этого же 45-го полка вела огонь на поражение по вражеским вой­скам, просочившимся на юго-западную окраину г. Воронежа.

9 июля 1942 г. этот же полк, маневрируя в районе станции Боево, произвел семь залпов (огонь вели все три дивизионные установки). Только в период с 8 по 15 июля 1942 г. «... в результате точечных залпов уничтожены 227 автомашин с войсками и грузом, одна артбатарея, два склада с горючим, восемь минометных батарей, 17 танков, пять рот противника».

В те часы и дни не лучше обстояло дело и на участке 605-го стрелкового полка в районе Терновое-Ендовище-Семилуки-Подклетное-Подгорное. Здесь в бою погиб комбат ст. лейтенант А. М. Ушаков, бросившийся со связкой гранат под вражеский танк. На этом участке наступало 150 вражеских машин. Подвиг комба­та повторил сержант Чернов. Своим броском под танк он сорвал очередную атаку фашистов. Самоотверженно сражались здесь воины 605-го стрелкового полка (ко­мандир майор Г. С. Васильев).

Еще 3 июля, когда враг находился непосредственно у стен города, областное радио и специальные машины с сиренами оповещали граждан города о скорей­шей эвакуации из городских кварталов.

Именно в те дни Ставка ВГК приказала Военному совету Брянского фронта принять срочные меры:

«1. Эвакуировать из покидаемых районов на­селение, железнодорож­ное имущество и составы, сельхозмашины, скот, а все взрослое мужское на­селение, способное носить оружие, использовать для пополнения частей, пере­дав его в запасные части фронта и армий.

Всю прифронтовую полосу по всему Брянско­му фронту глубиной в 30 км также эвакуиро­вать, а взрослое население использовать для попол­нения частей.

По районам, покида­емым нами, разбросать большое количество про­тивотанковых и противопехотных мин, мосты взорвать и тем задержать продвижение противни­ка».

Город Воронеж пылал, черный дым застилал горизонт. Бомбежка города и железнодорожных станций не прекращалась ни на минуту. Одна волна самолетов сменяла другую, и так до по­зднего вечера. На станциях Сомово, Графская горели цистерны с топливом. 3 и 4 июля и в последующие дни жители из центральной части города, с окраин с до­машним скарбом уходили через Чернавский мост на восток. Их обстреливали из пулеметов фашистские самолеты. Но после взрыва Чернавского моста приходи­лось на подручных средствах перебираться на левый берег. Именно в эти дни из города эвакуировался обком партии, руководящий состав облисполкома и мно­гие городские учреждения.

Начальник штаба Брянского фронта М. И. Казаков в своих воспоминаниях писал, что «... судьба Воронежа была предрешена 3-4 июля, когда передовые ча­сти 48-го танкового корпуса противника вышли к Дону и без особых затруднений форсировали реку. У нас не было сил для нанесения контрудара в междуречье Дона и Воронежа, а без того невозможно было удержать оборону рубежа, подготовлен­ного на восточном берегу Дона».

Голиков не был согласен с ним. Воронеж дрался с врагом и 5, и 6, и 7, и 8 июля. Лишь утром 9 июля к городу подошла 6-я стрелковая дивизия 40-й армии. Ее по­трепанные части поставили в восточной части города. Оборону северной окраи­ны города заняла 121-я стрелковая дивизия. Вскоре стало известно, что в Боево и на станции Олень-Колодезь разгрузился 796-й гвардейский стрелковый полк све­жей 141-й стрелковой дивизии. Его срочно перебросили в Отрожку. Полку был придан батальон тяжелых танков капитана И. И. Маковского.

Относительно пополнения: Ставка ВГК постоянно направляла на этот участок технику и свежие части. Так, 6 июля она приказала направить в распоряжение ко­мандующего Брянским фронтом 12 рот танков KB (по 10 танков в каждой) и два батальона танков KB (по 15 танков в каждом батальоне). В общей сложности  150 танков. При этом было указано: разгрузить 6 рот в Воронеже, отдав в распо­ряжение командующего 40-й армией генерал-лейтенанта М. М. Попова; 6 рот передать в распоряжение генерал-лейтенанта Харитонова, и два танковых батальо­на KB - разгрузить в Воронеже, отдав их в распоряжение командующего Брянс­ким фронтом.

К селу Подгорное из Тамбова срочно была переброшена 107-я стрелковая ди­визия, которая также с ходу вступила в бой.

6 июля 1942 г. Ставка ВГК передала командующему Брянским фронтом директи­ву о переносе КП фронта из Воронежа (он был в селе Углянец). Было указано «КП 40-й армии иметь в Воронеже». Ему же было приказано защищать сам город.

По немецким источникам, Воронеж якобы был взят 6 июля 1942 г.. Это не со­ответствует действительности. Город не был сдан врагу. Он был рассечен надвое, линия фронта прошла в центре города по реке Воронеж. Ворвавшись в централь­ную часть, немцы захватили лишь историческую часть города, в пределах пр. Ре­волюции и городской площади, то есть там, где когда-то начиналась сторожевая крепость. Враг посчитал, что он выполнил задачу захвата города. Но он не знал, что за годы советской власти город разросся и его районы перекинулись на левый берег. Известно, что с 5 апреля 1930 г. в черту города была включена левобереж­ная слобода Придача и села бывшей слободы Монастырщенки, а с 1939 г. в городскую черту были включены рабочий поселок Отрожка и село Отрожка.

Из-под носа противника на восточный берег реки уходили люди, беженцы, же­лезнодорожные составы, платформы. Последний локомотив, груженный промыш­ленным оборудованием, со станции Воронеж-2 ушел в Отрожку 6 июля 1942 г. Следом за ним своим ходом пошла платформа, на которой находился фюзеляж самолета с исправным двигателем. Летчик запустил мотор, винт придал ускоре­ние платформе, и она укатила на левый берег.

В эти же дни на Придаче рабочие завода СК-2 им. Кирова срочно демонтиро­вали промышленное оборудование для отправки на восток. Демонтаж и погрузка в эшелоны шли под непрерывным обстрелом противника, бьющего из артиллерии с правобережных круч. Свою задачу работники завода выполнили успешно и от­правили вглубь страны оборудование, продукцию и людей.

Станция Отрожка непрерывно подвергалась и налетам авиации, и ударам ар­тиллерии. Вот как об этом писал секретарь партбюро завода им. Тельмана А. П. Ла­маш:

«4 июля. Сильные налеты вражеской авиации на район города Воронежа...

5 июля. Город горит...


Разрушенный Воронеж

6 июля. Над нами поминутно летают вражеские самолеты, две огромные бом­бы упали на стоящий на станционных путях поезд. Одна из них попала в котел паровоза, другая врезалась в насыпь против депо...

7 июля. Передовые части немцев вошли в город... Враг бомбит отрожские мосты...

8 июля. Отрожские мосты обстреливаются почти прямой наводкой...

9 июля. Немцы остервенело бомбят и обстреливают единственную перепра­ву для наших войск — отрожские мосты.

10 июля. Враг бомбит Отрожку... Горят вагоны в Ростовском парке...

11 июля. Враг бомбит и обстреливает узел...»


Станция Отрожка в те дни работала только ночью, в полной темноте. Днем немецкая артиллерия открывала бешеный огонь по левому берегу. Много раз про­тивник пытался захватить железнодорожные мосты, но безуспешно.

От бесконечно рвущихся снарядов, бомб, мин, пожарищ высоко над городом - от железнодорожного моста до Вогрэсовского - стояла черная туча дыма и пыли. Три ночи подряд полыхал пожар в городе. По ночами жители прифронтовой зоны за 30-40 км видели ночью отблески пожарищ над городом.

В эти дни командующий Брянским фронтом Ф. И. Голиков «на Дону, на Воро­неже» шаг за шагом, звено за звеном продолжал сколачивать фронт обороны про­тив надвигающегося врага.

На железнодорожных станциях Лиски, Боево, Олень-Колодезь, Давыдовка раз­гружались прибывающие резервы и тут же направлялись на соответствующие ру­бежи. Так, один полк  141-й стрелковой дивизии командарм разместил в районе Масловки, Таврова, Гремячьего, Костёнок.


Разрушенный город

Части отступающего 53-го укрепленного района заняли оборону на левом бе­регу Дона на 35-километровой полосе от Ново-Аленовки до Троицкого. В село Девица командарм спешно направил понтонно-мостовую роту для наведения мо­стов через Дон для отступающих танковых частей Юго-Западного фронта.

Подоспевшие резервы 60-й и 6-й армий занимали оборону на левом (восточ­ном) берегу Дона, создавая заслон для дальнейшего продвижения врага.

Враг несколько раз предпринимал попытки захвата Чернавского и Вогрэсовского мостов. Лица, виновные за преждевременный взрыв Чернавского моста, были наказаны (сержант Шарапов). Ведь именно в эти дни огромные толпы беженцев из правобережья города уходили на восток. Путь им был прегражден. И еще не­сколько суток гремели бои в районе мясокомбината, завода им. Коминтерна, в центре города.

В своих воспоминаниях командующий фронтом Ф. И. Голиков отмечал, что 796-й стрелковый полк свежей 141-й стрелковой дивизии, батальон тяжелых танков капи­тана Маковского, сводный полк НКВД, часть сил 121-й стрелковой дивизии 9-10 июля 1942 г. со стороны станции Отрожка нанесли сильный удар на СХИ. Враг упор­но сопротивлялся. «Тем не менее район СХИ, учхоз, Архиерейская роща, стадион «Динамо», парк культуры и часть местности юго-западного кирпичного завода пол­ностью или частично оказались в наших руках. Несколько раз они переходили из рук в руки, но к 11 июля были прочно закреплены за нами».

Более подробно о боях с немецко-фашистскими войсками за Воронеж и город­ские кварталы рассказано во многих книгах участника Великой Отечественной войны А. И. Гринько (1915-1991).

Центр Воронежа (западную часть) противник занял к исходу 8 июля 1942 года. Начав наступление 28 июля, через 12 суток враг смог овладеть лишь частью Воро­нежа. Это стало возможным благодаря героизму и усилиям частей левого фланга Брянского фронта, воронежским формированиям и армейским резервам, прислан­ным из Ставки ВГК. Воронеж отстоял себя. Линия фронта прошла по реке Воро­неж, разделив город на две части, двести двенадцать дней стояли воронежцы на передовой позиции.

О том, как создавался Воронежский фронт, более подробно рассказал предста­витель Ставки А. М. Василевский. Об этом он писал: «На рассвете 4 июля я при­был на командный пункт фронта. Уточнил обстановку, выяснив, что можно было бы дополнительно привлечь из фронтовых войск к участию в контрударе. Мы вместе с начальником штаба генерал-майором М. И. Казаковым направились на командный пункт 5-й танковой армии генерал-майора Лизюкова».

Практически А. М. Василевский ничего не смог сделать для усиления обороны Воронежа, поскольку задание Сталина выполнял Голиков. В тот же день Василев­ский убыл в Елец в 5-ю танковую армию, переданную Брянскому фронту. Там ге­нерал А. И. Лизюков нацелил удар бронированных частей против левого фланга наступающих на Воронеж вражеских войск. Сюда же прибыла истребительная армия РВГК генерала Е. М. Белецкого. Но должного действия натиск советских войск не возымел. Правда, противник вынужден был развернуть часть сил и средств на север, тем самым ослабив удар по Воронежу.

На следующий день А. М. Василевский срочно отбыл в Москву в Ставку, где и был решен вопрос о создании Воронежского фронта.

«Воронежский фронт»

ОАО «Центрально – Черноземное книжное издательство»

2005 год

Категория: Военный Воронеж | Добавил: istram (22.02.2011)
Просмотров: 5629 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2024