Форма входа

Категории раздела

Их помнит Рамонь [46]

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 945

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Вторник, 07.02.2023, 04:11
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Их помнит Рамонь » Их помнит Рамонь

Любовь и винтовка
Изобретатель винтовки «трехлинейки» Сергей Мосин всю жизнь сражался на два фронта – за любимую женщину и винтовку. Обе битвы он выиграл…
  
 
Удивительно, как все взаимосвязано в человеческой жизни! Не повстречай 26-летний военный инженер Сергей Мосин свою первую и единственную на всю жизнь любовь, русские солдаты в Первую мировую воевали бы не с «трехлинейками» образца 1891 года, а с «магазинками» льежского фабриканта Нагана или «берданками» американского образца. Да и отечественная школа конструкторов оружия, возможно, не нашла бы призна­ния в своем Отечестве. И не было бы автоматов Федорова, Шапошникова и Калашникова, пистолетов Токарева, Макарова и Стечкина. Создатели современного оружия выросли на традициях первых русских оружейников, ставивших честь и любовь выше карьеры с сопутствующими ей благами...
 

Но прежде, чем говорить о встрече изобретателя «трехли­нейки» с женщиной, ставшей его конструкторской «музой», умест­но вспомнить об истоках удиви­тельной судьбы Мосина, ибо сказано: судьба - это характер
 
Будущий оружейник родился в апреле 1849 года в Рамони, где отец был управляющим рамонским имением генеральши Шеле. Отец Мосина, бывший солдат, стал дворянином в пер­вом поколении, получив офи­церское звание за службу царю и Отечеству. Дед Мосина - тоже солдат, погиб на поле боя. Поэто­му юный Сергей Мосин не испы­тал «мильон терзаний», выбирая профессиональную стезю - учился в кадетском корпусе в Воронеже, затем - в артилле­рийском училище и, наконец, в Михайловской артакадемии, ко­торую закончил по первому раз­ряду.
 
Считается, что выпускник сто­личной академии Сергей Мосин уехал служить на Тульский оружейный завод, чтобы быть по­ближе к отцу - управляющему имением местного помещика Арсеньева. Но это лишь полови­на правды, а другая половина в том, что именно в усадьбе Арсеньевых пребывала женщина, так покорившая юного артиллериста. Варвара Николаевна Арсеньева, племянница писателя Тургенева, была намного моложе мужа-помещика, имела от него двух маленьких мальчиков. Но брак этот не был счастливым. Муж чаще бывал в столице, чем дома. Жена слыла в обществе домоседкой - занималась хо­зяйством, детьми и чтением французских романов, но душе хотелось чего-то большего.
 
После нескольких встреч с молодым военным инженером она разглядела за его внешней сдержанностью глубокую нежность и какую-то детскую рани­мость, за словами участия - го­товое вырваться признание в любви. Но общество, муж, дети... С этой встречи Сергей стал часто бывать у отца. В очеред­ной приезд он узнал, что между супругами произошел разрыв, Арсеньев перебрался в Петер­бург и почти не бывал в имении. Варвара Николаевна жила по-прежнему замкнуто и никого не принимала. По окончании Михайловс­кой артиллерийской академии штабс-капитан Мосин попросил направить его на Тульский ору­жейный завод. Роман с Варва­рой Николаевной стремительно развивался. Вскоре о связи ар­тиллерийского капитана с за­мужней женщиной заговорили в губернском свете. Нашлись и доброжелатели, «капнувшие» Арсеньеву в Петербург. Под Рожде­ство он приехал в Тулу и случай­но столкнулся с Сергеем Ивано­вичем в Дворянском собрании. Вспыхнула ссора, Арсеньев по­зволил себе оскорбительно ото­зваться о Варваре Николаевне. Мосин вызвал его на дуэль, но тот не принял вызова и сообщил о нем заводскому начальству. 5 января 1883 года Мосина при­гласили в заводскую канцеля­рию ознакомиться с приказом № 29: «Трое суток домашнего ареста дано капитану Мосину за вызов на дуэль тульского земле­владельца Арсеньева…»
 
Сидя под замком, Сергей Иванович отвлекал себя от мрачных мыслей делом: анали­зировал результаты испытаний винтовки со спроектированным им магазином. А выйдя на сво­боду, вновь отправился в Дво­рянское собрание и, дождав­шись появления Арсеньева, пуб­лично повторил вызов. Арсеньев и на сей раз отказался от дуэли, зато накатал жалобы на­чальнику оружейного завода и начальнику артиллерии Москов­ского военного округа. Заводс­кой генерал Бестужев-Рюмин, лично знавший Мосина, снисхо­дительно объявил тому выговор «за нарушение тишины в обще­ственном месте». Начальник ар­тиллерии подверг «капитана Мосина за учиненный им в публичном месте поступок домаш­нему аресту в течение двух не­дель с исправлением служебных обязанностей», поставив госпо­дина Арсеньева в известность о наложенном «в ответ на его просьбу» взыскании. Письмо жалобщику пришлось отправ­лять в Петербург, куда тот скрыл­ся подальше от дуэлянта.
 
 Летом 1883 года в Петербур­ге Сергей Иванович попробо­вал встретиться с Арсеньевым, чтобы добиться от него разво­да с Варварой Николаевной. Однако в личной встрече ее муж отказал, а в беседе с пред­ставлявшим Мосина присяжным  поверенным потребовал за свое согласие на развод 50 тысяч рублей отступных. Для армейского офицера, не имев­шего состояния и богатой род­ни, это была запредельная сум­ма. Такие деньги он мог полу­чить лишь за важнейшие изобретения...
 
В 1885 году Мосин отпра­вил в Главное артиллерийское управление винтовку новой си­стемы. Из 119 образцов, пред­ставленных отечественными и зарубежными конструкторами, именно она была отобрана для войсковых испытаний. Пред­ставитель парижской оружей­ной фирмы «Г. Рихтер», внима­тельно следивший за новинка­ми в области вооружений, спе­циально побывал в Туле, чтобы предложить Мосину продать за 600 тысяч франков право на производство и использование созданного им магазина в вин­товках системы «Гра». Эти день­ги очень пригодились бы семье Мосина, с трудом содержавше­го на небольшое капитанское жалованье Варвару Николаев­ну с детьми, да и на отступные Арсеньеву их хватило бы. Но он категорически отказался от предложения. Вскоре французы подняли планку, предложив уже миллион франков, но капитан не счел нужным даже ответить фирме. Примечательно, что о сделанных предложениях он так никому и не сказал - письмо из фирмы было обнаружено в бу­магах конструктора после его смерти.
 
К началу 1891 года, когда необходимость перевооруже­ния царской армии современ­ным оружием стала очевидна, винтовка системы Мосина на­ряду с винтовкой Нагана были главными соперницами, пре­тендовавшими на запуск в се­рию. В ходе испытаний, прово­дившихся в нескольких армей­ских частях, было сделано 500 тысяч выстрелов. Но на заседа­нии приемочной комиссии мне­ния разделились: за винтовку Мосина проголосовало 10 чело­век, за винтовку бельгийца На­гана - 14.

 
Однако один из самых авто­ритетных оружейников - гене­рал Чебышев - написал док­ладную Александру III: «Если подсчитать, сколько получалось всех задержек в действиях ма­газинов, то окажется, что их было при стрельбе из винтовки капитана Мосина 217 - втрое меньше, чем из винтовки систе­мы Нагана - 557».
 
Это преимущество оказа­лось главным. Но царь при под­писании результатов комиссии зачеркнул слово «русская» и не упомянул фамилию Мосина. В результате за проведенные испытания Мосин получил 30 ты­сяч рублей, а Наган - 200 тысяч. Часть наградных Мосин раздал помогавшим ему в рабо­те над винтовкой мастеровым, что опять отодвинуло получение вожделенного развода. И толь­ко когда Сергею Ивановичу была присуждена высшая воен­но-техническая премия русской армии - Большая Михайловс­кая премия, Мосины смогли заплатить Арсеньеву выкуп.
 
В апреле 1894 года пред­седателя приемочной комиссии Императорского Тульского ору­жейного завода Мосина назна­чили начальником Сестрорецкого оружейного завода. Конст­руктора с женой и детьми провожали с вокзала Тулы не толь­ко благородная публика, но и мастеровые. От их имени по­мощник Сергея Ивановича, ста­рый рабочий Николай Овчинник вручил полковнику черный ко­жаный футляр. В нем на голубом бархате лежала изготовленная оружейниками миниатюрная копия винтовки образца 1891 года...
 
На Всемирной выставке в Париже в 1900 году мосинская винтовка отмечена высшей на­градой - Золотой медалью. В том же году Мосину было при­своено звание генерал-майора.
Алексей ПАВЛОВ
г. Воронеж
«Коммуна» от 22 мая 2004 года
Категория: Их помнит Рамонь | Добавил: istram (17.04.2009)
Просмотров: 2280 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2023