Форма входа

Категории раздела

Их помнит Рамонь [46]

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 945

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Вторник, 07.02.2023, 04:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Их помнит Рамонь » Их помнит Рамонь

Истоки
Родословная семьи Мосиных свою историю начина­ет в конце XVIII века. Из крепостной подмосковной деревни, откуда отправлен был крестьянин Игнат Мосин на солдатскую службу. Сообразительный и памятливый, он легко заучивает параграфы наставлений, безукоризненно исполняет поручения. За беспо­рочную службу через 10 лет ему разрешается обзавестись семьей. И в 1810 году солдатская чета Мосиных крестила своего пер­венца Ивана.
 

Грянул 1812 год. Ушел бить француза Игнат Мосин и не вер­нулся, сложил голову за матуш­ку-Россию, оставив безутешную вдову и малолетнего сына.
 
Вскоре умерла мать. Как сын погибшего солдата Иван Иг­натьевич воспитывался в Мос­ковском военно-сиротском от­делении.
 
Ученики военно-начальных школ, которых называли канто­нистами, с самого рождения принадлежали военному ведом­ству. Они должны были в буду­щем стать надежными слугами престола.
 
Самым светлым в отрочест­ве Ивана Мосина была учеба. Чашу кантонистской доли Иван испил до дна.
Хоть и был маль­чик крепких крестьянских кро­вей, но скудная жизнь так осла­била его, что он за «неспособ­ность к фронтовой службе» был переведен из Московского военно-сиротского отделения в штат московской полиции, где за два с половиной года его здоровье существенно поправилось. Слу­жил он не за страх, а за совесть 15 сентября 1825 года его произ­водят в унтер-офицеры и направляют в лейб-гвардии гусар­ский полк.
 
Бравый 18-летний унтер-oфицер участвует в русско-турецкой кампании не единожды отличается в схватках с янычарами, за что представляется к ордену Свя­того Георгия и к медали.
 
В марте 1831 года гвардейс­кие гусары были направлены в Польшу на подавление польско­го восстания. За польскую кам­панию унтер-офицер Мосин был награжден польским зна­ком отличия за военные досто­инства V степени и медалью «За взятие приступом Варшавы».
 
9 мая 1836 года произошло достопамятное событие: Иван Игнатьевич сын Мосин за долголетнюю беспорочную службу, усердие и способность к воен­ным наукам был произведен в первый офицерский чин пра­порщика с переводом из гвар­дии в Черноморский линейный батальон. Через год Мосина по­вышают в чине, на его эполете появилась еще одна звездочка - подпоручика. Казалось бы, на­ступила добрая полоса - быв­ший кантонист, солдатский сын получил личное дворянство. выслужив чин и орден. Ну, нет! В силу неясных причин в начале 1838 года Иван Игнатьевич по­дал прошение об отставке. Вряд ли поводом для отставки было нарушение служебного поряд­ка, ибо в формуляре Мосин ха­рактеризуется весьма положительно «Российской грамоте читать, писать умеет, арифметику знает, в домовых отпусках, в штрафах по суду и без суда не бывал высочайшим выговорам и замечаниям не подвергался, хо­лост... К повышению чина аттес­товался достойно Отчеты по должности, какие имел, предоставлял в срок, жалобам не подвергался, слабым в отправлении обязан­ностей службы замечен не был, беспорядков и.неисправностей между подчиненными не допус­кал... Изобличаем в неприличном поведении не был...»
 
Первого апреля 1836 года И. И. Мосин уволен со службы «по домашним обстоятельст­вам».
 
Впереди самое трудное. Куда определиться в гражданской жизни? По примеру таких же, как он, офицеров, выходцев из низов. Иван Игнатьевич решил наняться управляющим в поме­щичье имение.
 
Его прекрасная аттестация попадает в поле зрения рамонской помещицы Анны Ивановны Тулиновой, которая в 1821 году вышла замуж за подполковника Петра Романовича Шеле. Была она женщиной взбалмошной, рано овдовев, затеяла «непри­стойную» тяжбу с собственным племянником за раздел имущест­ва покойных братьев - богатей­ших воронежских фабрикантов Тулиновых. Дело тянулось не­сколько лет. повергая в изумле­ние окружающих, но тем не ме­нее по суду Анне Ивановне Шеле досталась Рамонь с крестьянами, землей. лесом, свеклосахарным и стеариновым заводами. Именно в это имение и искала Шеле себе честного, расторопного управ тяющего и непременно из офице­ров, чтобы можно было пололожиться на его порядочность. Он должен был быть не старым, не обремененным семьей - Кандидатуpa Мосина ее устроила. Более 10 лет служил барыне Иван Иг­натьевич, оставаясь холостяком. пока не женился на дочери местного крестьянина Феоктисте Ва­сильевне (фамилия неизвестна).
 
Дом Мосиных
Супружеская жизнь Мосиных складывалась удачно. 2 (14) апре­ля 1849 года у них родился перве­нец - Сергей. В метрической кни­ге Воронежского уезда села Рамони Николаевской церкви за 1849 год значится: «Апреля второго рожден, шестого числа крещен Сергий, родители его: подпору­чик Иван Игнатьев сын Мосин и законная жена его Феоктиста Ва­сильевна, оба православного ве­роисповедания. Воспреемниками были статского советника Нико­лая Ивановича Тулинова дворо­вый Александр Дмитриев сын Зы­кин и девица Наталья Терентьев­на Талдыкина. Таинство креще­ния совершил священник Федор Соколов».
 
Спустя три года родился вто­рой сын Митрофан. Во время родов Феоктиста умерла.
 
Надо отдать должное барыне Анне Ивановне: при всем своем непостоянном характере она приняла немалое участие в судь­бе детей Ивана Игнатьевича, по­могла Сергею получить домашнее образование.
 
К 10 годам он неплохо знал не только грамматику и арифметику, но и вполне сносно владел основами французского языка. Он рано пристрастился к чтению, в помещичьем доме была прекрасная библиоте­ка. Однако отсутствие мате­ринской заботы и ласки на­ложило отпечаток на характер мальчика, он был замкнут, ме­ланхоличен, легко поддавался грусти, в иные моменты мог вспылить и загореться гневом. Стройный с крупными чертами лица, русыми курчавыми воло­сами, открытым взглядом голу­бых глаз, он жадно вслушивал­ся в рассказы отца о самоотвер­женном служении Отечеству, о верности воинскому долгу, о во­инском товариществе, порядоч­ности, чести. Слова отца глубо­ко запали в душу мальчика.
 
После смерти жены Иван Иг­натьевич всю свою любовь и за­боту отдавал сыновьям. Его волновала их судьба. Иван Игнать­евич непременно хотел дать де­тям военное образование, вывести в офицеры. Он мечтал о поступлении Сережи в Воро­нежский кадетский корпус.
 
С зимы 1860 года, опираясь на помощь и протекцию поме­щицы Шеле, Иван Игнатьевич Мосин хлопочет о принятии его сыновей в дворянское сословие. 2 февраля того же года он по­дает прошение в Воронежское дворянское депутатское собра­ние, в котором ходатайствует: «Покорнейше прошу Дворянское собрание внести меня с сы­ном в родословную книгу дво­рянства Воронежской губернии и по внесении выдать сыну мое­му копию протокола».
 
Воронежские дворянские де­путаты просмотрев документы Ивана Игнатьевича и учитывая его заслуги перед Отечеством 15 февраля того же года постано­вили: Дворянское депутатское собрание, руководствуясь сводом Законов (том IX раздел 1857.статьи 19,32, 38, 64 и  1638) полагает: внести его подпору­чика Ивана Игнатьевича Моси­на с означенным сыном Серги­ем во вторую часть родословной книги дворянства Воронежской губернии и по существу того же тома статей 1640 и 1645 полу­чить с него в пользу дворянской казны 2 рубля серебром, и на дворянское достоинство выдать ему грамоту, а сыну Сергию копию настоящего определе­ния» (ГАВО ф. 29 оп. 134. д. 114. л. 21-22).
 
Вскоре это постановление было утверждено департамен­том герольдии правительствую­щего Сената
 
Воронеж. Михайловский кадетский корпус.
 
Последние препятствия были преодолены. А 1 августа 1861 года Иван Игнатьевич повезет Сережу из Рамони в Тамбов­ский кадетский корпус для сда­чи экзаменов на подготовитель­ное отделение Воронежского Михайловского кадетского кор­пуса. На экзаменах Сережа об­наружит хорошие «знания ис­тории Ветхого Завета, чтения и письма по-русски и по-фран­цузски и основных действий над целыми числами».
 
Далеко останется Рамонь - крестьянский черноземный край. Впереди будет лежать дорога длиною в целую жизнь – жизнь беззаветного служения Отечеству истинного патриота.
 
В. Смирнова
«Голос Рамони» от 26 марта 1999 года
Категория: Их помнит Рамонь | Добавил: istram (19.04.2009)
Просмотров: 1551 | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2023