Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 871

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Рейтинг@Mail.ru

Рамонь
www.rp5.ru




Вторник, 22.08.2017, 00:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Рамонь: Прошлое и настоящее
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Усадьбы и их владельцы » Карачун

Писатель крестьянского быта


Имя практически неизвестного в России мемуариста, писателя крестьянского быта русской деревни последней четверти ХIХ века Ивана Яковлевича Столярова пришло к российскому читателю лишь только в конце ХХ-го столетия

Иван Яковлевич Столяров родился в 1882 году в крестьянской семье села Карачун Сенновской волости Задонского уезда (сейчас Рамонский район) Воронежской губернии

Крестьянского рода-племени

Село, находящееся на правом берегу реки Воронеж, по мнению Ивана Столярова, было одним из беднейших в уезде, хотя в дореформенный период (до 1861 года) относилось к разряду государственных. Причина тому — малоземелие. Поэтому основным промыслом для жителей было изготовление глиняной посуды, которую возили на продажу в Воронеж, Задонск, окрестные сёла, а зачастую меняли на продукты, т. к. своих хватало, как правило, до Рождественских праздников. В таком положении находилась и семья Столяровых. Отец Яков Иванович и мать Татьяна Самойловна растили троих детей, младшим из которых был будущий писатель Иван. Как и все жители Карачуна, Столяровы имели землю, выделяемую на количество мужских душ в семье, но главный доход всё же приносило гончарное ремесло. Одно время родители пытались открыть в селе лавку, но торговое дело оказалось для них убыточным, так как часть товара отдавалась в долг, а с долгами покупатели рассчитываться не спешили.

                                                         Его университеты


В 1890 году в селе впервые была открыта церковно-приходская школа с трёхгодичным сроком обучения, и восьмилетний Иван Столяров был принят в первый её класс. Как правило, обучение состояло в овладении грамотой и умении читать Псалтырь на церковнославянском языке. Ивана Столярова, имевшего хороший слух и голос, местный диакон зачислил в церковный хор, в котором мальчик даже солировал, а иногда заменял диакона, читая во время венчаний и службы в храме «Апостола».

Мать Ивана Яковлевича, Татьяна Самойловна, будучи глубоко верующей, всеми силами поощряла сына в духовных делах, гордилась им и даже в пятнадцатилетнем возрасте пыталась определить послушником в Митрофаньевский монастырь города Воронежа, видя в нём будущего монаха, но отец-настоятель сумел разубедить её в этом.

Неурожайный 1891 год лишил семью лошади и коровы, что очень сильно повлияло на благосостояние крестьянской семьи. Однако обучение в школе Иван не прекратил. Для крестьянских детей конца XIX века церковно-приходская школа была единственным местом, где можно было овладеть грамотой. Но даже при всём этом большинство из них в школу не ходило, так как родители не видели в этом необходимости, считая умение читать и писать в крестьянском деле вещью совершенно лишней. А если школа находилась далеко от дома, то весенне-осенняя распутица с зимними морозами не давали возможности её посещать. Иван Яковлевич вспоминал, что буквально через несколько лет многие выпускники церковно-приходских школ вообще забывали грамоту, так как в доме никогда не бывало книг, а если и могли что-либо прочесть, то мало понимали из прочитанного. Его же любовь к чтению сохранилась благодаря тому, что родители разрешали покупать книги со сказками ценой от 1 до 3 копеек.

                                                                                           Стипендиат Воронежского земства

Стремление продолжить образование никогда не покидало Ивана Яковлевича. Попытка поступить в Духовное училище не удалась из-за того, что юноша не получил благословение от сельского священника (последний считал, что в нём могут учиться только дети духовенства), а против учёбы в фельдшерской школе города Воронежа выступили родители, боясь, что город окажет пагубное влияние на неокрепшую душу крестьянского ребёнка. В двадцати верстах от Карачуна находилась «Низшая сельскохозяйственная Конь-Колодезная школа», которая опасений у родителей не вызывала. И в 16 лет Столярову удалось в неё поступить. Обучение было платным. Но Иван сдал вступительные экзамены, показав второй результат по количеству набранных баллов, а это давало возможность пяти первым учиться бесплатно, да ещё и быть стипендиатами Воронежского губернского земства.

По мнению Ивана Яковлевича, четыре года, проведённых в школе, были лучшими в его жизни, так как там приоткрылась завеса у крестьянского паренька перед миром, не существовавшим для него раньше. Школа являла собой как бы бессословное общество, где не было превосходства одних учеников над другими, хотя это были дети обедневших дворян, мещан, городских чиновников, служащих помещичьих экономий и крестьян. Все были одинаково одеты и обуты, выполняли одинаковую работу в поле, в парниках, мастерских, на кузне, спали на одинаковых постелях и ели из одного котла.

Вольнодумец

Окончив школу в 20 лет одним из лучших учеников, Иван Столяров поступил в 1902 году в Саратовское Мариинское сельскохозяйственное училище. И опять, сдав экзамены на отлично, был зачислен на бесплатное обучение, став стипендиатом Министерства земледелия. Это давало возможность не думать о хлебе насущном. Училище, как говорили в то время, было рассадником вольнодумства. Отлично окончив первые два курса, на третьем, со слов Ивана Яковлевича, он стал революционером. Причиной тому было внутреннее стремление к справедливости, а несправедливым, по его мнению, был арест жандармами библиотеки, созданной на средства учеников. При этом необходимо заметить, что в состав таких библиотек входили книги запрещённых цензурой авторов, зачастую - русские переводы работ Маркса, Энгельса, нелегально ввезённые в Россию и передаваемые из рук в руки среди студентов и молодёжи, интересующейся социалистическими идеями. В знак протеста учащиеся выпустили журнал с критикой существующего строя, за что Иван Столяров был арестован, пробыл две недели в участке, а затем переведён в Саратовскую тюрьму, где ему удалось увидеть губернатора П.А. Столыпина во время обхода им камер.

Под надзором полиции

В ожидании судебного разбирательства, Столярова исключили из училища и отправили по месту жительства в Воронежскую губернию под надзор полиции. В Воронеже он познакомился с Александром Ильичом Бакуниным, племянником известного революционера-анархиста Михаила Бакунина. По просьбе Александра Ильича, Столяров был принят на службу землемером в поместье графини С.В. Паниной, находящееся в Валуйском уезде тогда ещё Воронежской губернии (сейчас Белгородская область). Будучи под надзором, Иван Яковлевич - под воздействием революционных событий 1905 года - начал вести пропаганду среди крестьян уезда о вступлении их во Всероссийский крестьянский союз. Этот союз, формально беспартийный, был создан под сильнейшим идейным влиянием партии социал-революционеров (эсеров).

В августе 1905 года в Москве прошёл съезд со 100 делегатами из 22 губерний, на котором постановили, что бедствия народа можно прекратить путём передачи всей земли в общественную собственность, чтобы ею пользовались только те, кто трудится на земле.

В эмиграции

По мере спада революции деятельность крестьянского союза прекратились. Пропагандистская деятельность Ивана Столярова не осталась не замеченной властями, и в 1906 году он был арестован. После чего отправлен в Валуйки, откуда бежал в Москву, затем в Петербург, под чужой фамилией пересёк границу с Финляндией, переехал в Данию, Германию, Швейцарию и, наконец, в Париж.

Свой среди чужих

Во Франции мечта Ивана Яковлевича получить образование сбылась. Он стал студентом факультета естественных наук престижного парижского университета Сорбонны. Однако состояние здоровья не позволило ему проживать в Париже, и диплом инженера-агронома он получал уже в Тулузе.

В 1916 году Иван Яковлевич Столяров вернулся в Россию, побывал на родине в селе Карачун, где жива была ещё мать Татьяна Самойловна.

После Октября 1917 года Иван Яковлевич работал в различных советских учреждениях, в том числе и в Наркомате земледелия.

В 1928 году он, как специалист инженер-агроном, владеющий французским языком, был направлен на работу в Торгпредство СССР в Париже - заниматься закупкой для страны сельскохозяйственного оборудования.

Чужой среди своих

Однако в 1930 году последовал срочный вызов вернуться в Москву, не обещавший ничего хорошего. При этом необходимо заметить, что в этом же году в Москве начались политические процессы и среди них дело «Трудовой крестьянской партии», обвиняемым по которому мог стать и Столяров. Ссылаясь на ухудшение здоровья и необходимость проведения операции, Иван Яковлевич остался во Франции теперь уже на правах эмигранта. Потерявшему работу и стабильный заработок, ему пришлось сполна испытать всю тяжесть положения эмигранта вместе с огромной массой русских людей, вынужденных покинуть Родину в годы гражданской войны. Небольшой доход давала ему должность редактора «Сельскохозяйственного журнала», издаваемого в эмигрантских кругах.

Главная книга жизни

В это время Иван Яковлевич начинает работу над своими мемуарами «Записки русского крестьянина», писавшимися до последних дней жизни. Эта книга - о его детстве, юности в селе Карачун - написана с любовью, со знанием быта, культуры, традиций русской деревни конца XIX века. После кончины писателя 4 мая 1953 года в Париже, работа над редактированием книги была продолжена его женой Валерией Эдуардовной Столяровой. Первое издание «Записок русского крестьянина» на русском языке состоялось во Франции в 1986 году, благодаря Институту славянских исследований в Париже. В 1981 и 1992 году книга была издана на французском языке. В России она появилась в издательстве «Современник» в 1989 году в сборнике «Записки очевидца. Воспоминания, дневники, письма».

Владимир РЯПОЛОВ,

Краевед

«Голос Рамони» от 12 апреля 2013 года

Категория: Карачун | Добавил: istram (12.04.2013)
Просмотров: 884 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2017